Магия национального орнамента

24 декабря 2020     255     Время чтения ~12 минут
Вывеска студии «ИстИнг»

Полгода назад все новостные и блог-странички пользователей социальных сетей в Ингушетии запестрели новостью о ярмарках и открытии Студии войлочных изделий «ИстИнг». Открытие такой Студии в столице Ингушетии, г. Магас, привлекло к себе внимание как местных жителей, так и туристов, для которых студия стала мини-музеем, в котором можно полюбоваться предметами старины и их современными копиями, а также приобрести для себя оригинальные сувениры или принять участие в настоящем мастер-классе, прикоснуться к древнему ремеслу и научиться валять шерсть, создавая аксессуары, ковры и многое другое. Обо всем подробнее нам рассказала руководитель Ассоциации Танзила Дзаурова.

-Танзила, полгода назад Вы стали учредителем Ассоциации мастеров войлочного ковроделия Ингушетии «ИстИнг». Расскажите нам о ней. Чем вы занимаетесь? Что дает вам Ассоциация?

— Ассоциация возникла на базе школы валяния «Орнамент- символ жизни. Возрождение войлочного искусства ингушей» по одноименному проекту Ингушского историко-географического общества «Дзурдзуки». Это, на мой взгляд, уникальный проект, т.к. он прошел три стадии развития: исследовательская — социальная (образовательная) — коммерческая. Раньше я не поверила бы, что все эти три направления проекта могут дополнять друг друга, вырастать друг из друга и сосуществовать без вреда друг для друга. Но пока это так, хотя, честно говоря, изначально такого плана у нас не было: все сложилось само собой. В 2019 году мы стали победителями конкурса Фонда президентских грантов и открыли школу валяния, которая функционировала с августа 2019 г. по август 2020 г. В Ассоциацию вошли не все ученицы школы. Школа выпустила 41 мастера по валянию шерсти, в ассоциации сегодня состоит 18 мастеров. Это те, кто хочет продолжать совершенствовать свое мастерство, зарабатывать на нем, распространять его и делиться опытом и знаниями с другими. Недавно мы открыли первый в истории Ингушетии магазин- студию войлочных изделий «ИстИнг» в столице Ингушетии – г. Магас. Для нас очень важно было иметь площадку для живого общения с жителями и гостями республики, хотя на электронных торговых площадках свою продукцию мы начали размещать сразу, как только освоили это ремесло. К тому же у нас несколько этнографических экспозиций в Студии с настоящими старинными предметами быта и декоративно-прикладного искусства, которые очень интересны нашим гостям. В нашей студии можно самому посмотреть, потрогать различные предметы из войлока, по желанию можно будет поучаствовать в платных и бесплатных мастер-классах, заказать обучение, там же приобрести необходимое сырье для рукоделия или просто чтобы попробовать себя в валянии, ведь когда мы начинали, это было очень сложно. Оборудование и сырье для валяния практически невозможно было найти не только в нашей республике, но и в соседних. Очень долго мы заказывали со всех сайтов нашей страны, иногда, как потом оказалось, неоправданно дорого. Поэтому мы позаботились о том, чтобы в нашей студии стоимость была ниже рыночной. Ассоциация позволила нам аккумулировать свои возможности и благодаря этому у нас получается очень быстро решать проблемы с реализацией товара, качественно выполнять свою работу, т.к. внутри ассоциации между мастерами происходит постоянное обогащение знаниями и обмен опытом, это позволяет оттачивать мастерство, бороться с финансовыми трудностями, ведь наше дело только на пути становления, а это, как известно, всегда очень сложный период. К тому же среди нас нет людей, которые имеют опыт в сфере торговли, поэтому постоянно приходится обращаться за консультациями к специалистам.  Не один раз в этом деле совершенно безвозмездно нам помогали специалисты из «Свое дело», организовывая различные бесплатные тренинги на своей площадке. Учитывая, что сейчас у нас очень много расходов на пути становления бизнеса, и каждая копейка на счету, для нас это очень важно. Еще одним, большим плюсом, стало то, что чесальный цех, который уже несколько нет не функционировал в республике, по нашим многочисленным просьбам снова заработал и нам теперь нет надобности заказывать шерсть за пределами республики, как мы это делали раньше. Чесальный цех принимает шерсть у владельцев ферм, последние раньше вынуждены были ее выбрасывать. Надеемся, что профессиональные красильщики также начнут работу по окрашиванию шерсти. Таким образом, мы видим, как возрождение одного ремесла может цепочкой перекинуться и активировать другие промыслы.

— Расскажите о проекте, как и когда он родился?

— У нашей команды существуют, работали и работают очень много интересных и важных проектов. Невозможно переоценить значение каждого из них. Но проект «Орнамент- символ жизни» стал одним из главных и долгосрочных. Львиная доля ресурсов и возможностей команды была пущена именно на этот проект. Сегодня мы не только продаем ковры, но и занимаемся культурно-просветительской деятельностью, это предполагает, что наш проект будет пропагандировать нашу культуру и народное творчество среди жителей республики, и туристов. Программа предусматривает для детей бесплатные мастер – классы и лекции по этому предмету. Предпосылки к запуску проекта были давно. Еще с 2002 года я начала собирать то, что особенно меня волновало —  рисунки, символы, знаки на башнях, камнях и скалах, делая зарисовки, фотографируя их. Это было хобби. Я не думала заниматься этим профессионально. Много лет спустя, когда мы все стали пользователями в фейсбук, я познакомилась с будущей нашей командой. Они также интересовались историей края, символами, и много других общих интересов, так постепенно начала создаваться команда «Дзурдзуки». Вскоре мы начали ходить в совместные экспедиции, решать общие культурные вопросы, создавать проекты и работать по ним. Вообще, на примере нашей команды и ее деятельности можно написать много о пользе соцсетей. Все наши проекты с самого начала широко освещались в соцсетях, через них мы получали информацию, поддержку, финансовую помощь, книги. Знакомились с людьми с будущими членами общества, продвигали и популяризировали наши проекты, культуру, орнаменты. Очень скоро к нам начали обращаться многие с просьбой о помощи оформить помещение, книги, городские арт-объекты, предметы декоративно-прикладного искусства в национальном стиле. Так орнамент начал снова возвращаться в массы. Все наши проекты становились народными, так как осуществлять их нам помогали всем миром. То, что занятые на различных рабочих местах, мы могли себе позволить экспедиции только на выходных, сильно тормозило нашу работу. И вот в 2018 году ситуация преломилась, когда мы выиграли конкурс на грант Фонда президентских грантов. За этот год сделали марш- бросок в проекте, занимались им 24 часа в сутки, 7 дней в неделю (совершили десятки экспедиций по сложным горным маршрутам, десятки выездов к старейшинам, поездки в архивы в другие регионы) и к середине 2019 года по итогам 5 летнего труда выпустили монографию «Ингушский национальный орнамент. ГIалгIай къаман гIарчош» — первое издание по ингушскому орнаменту.

Фотография Даны Арапиевой

Еще до завершения первого проекта нами была подана заявка на второй проект по возрождению ингушского войлочного ковроделия. И опять невероятная удача! Честно говоря, очень волновались, когда начинали проект. Мы боялись, что он не найдет откликов в сердцах жителей республики. Но, к счастью, мы ошиблись: во- первых, наши женщины потянулись к этому сложному, но такому родному, рукоделию, которым занимались их мамы, бабушки, а во-вторых, многолетняя работа нашей команды в социальных сетях по популяризации орнаментального искусства дала свои плоды и подготовила почву для нашего нового проекта, который снова получил мощную народную поддержку. Особенно порадовали ученицы, они с «жадностью» вцепились в шерсть, словно им много лет не доставало контакта с ней, а они этого не осознавали. Думаю, это навсегда. По себе сужу… Обучались на наших курсах женщины совершенно разных профессий и возрастной категории: от 12 до 60 лет, от домохозяек до госслужащих. Были среди них и те, кто работает в творческих коллективах   детских центров, их заявки для нас были в приоритете, т.к. мы понимали, что вместе с ними одновременно обучим всех их учеников, что и случилось в последствии. Для их обучения мы пригласили профильных специалистов: народного художника РИ Э. Хамхоеву, народного художника РИ А. Даурбекову, профессионального художника и мастера по валянию шерсти М. Халилову из КБР.

 — Почему «Орнамент- символ жизни»?  Расскажите историю ингушского орнамента. В чем его особенности?

 Орнамент, на мой взгляд является одним из самых главных маркеров любого этноса. Не рискну сравнивать его с языком, но считаю его не менее важным. Ведь у каждого народа он имеет свои особенности даже если кажется в чем- то схожим. Определенная философия народа, религиозные верования, суеверия и фольклор и образ жизни, симбиозы культур накладывают на него свой отпечаток. По нему можно прочитать историю народа, узнать, с какими народами, какой культурной общностью его сводила судьба. Не смотря на разнообразие народов на относительно небольшом клочке земли Кавказа, а также во многом единую материальную и духовную культуру народов Северного Кавказа, в орнаменте каждого из них есть свои, отличные от других, орнаментальные мотивы. Орнамент- очень важный, но поврежденный, жесткий диск, при правильном и детальном исследовании которого можно найти очень интереснейшие детали из прошлого бесписьменных народов. Этим и обусловлено название нашего проекта. Техника валяния шерсти на Кавказе существует очень давно и принципы валяния очень схожи у всех кавказских народов (и не только), отличие разве что в том, что у некоторых кочевых народов шерсть валяли мужчины. Разница также в том, что некоторые народы предпочитали естественные, натуральные цвета, другие- цветные узорные войлоки. У ингушей существовало несколько видов войлочных полотен: «хетта-ферт» (цветной войлочный ковер, выполненный методом инкрустации- наиболее популярный среди ингушей как предмет украшения жилища, но его можно было использовать только на стены), «истинг» (цельное войлочное полотно, на который наносился рисунок различными способами: тесьмой, кожаной веревкой, войлоком другого цвета, аппликацией тканью, кожей и др.), «бIегIинг» (кошма, которая использовалась в качестве покрывал).

Основной носитель национального орнамента – материальная культура – практически полностью был утерян нами в гг. насильственной депортации ингушского народа (1944-1957гг). Кроме каменных сооружений на территории горной Ингушетии, из материальной культуры ингушей не сохранилось практически ничего. Редкие орнаментированные предметы, которые хранились в Краеведческом музее г. Грозный, пропали бесследно во время военных компаний в Чечне в 90-е гг. После депортации люди еще долго приходили в себя, заново отстраивались, налаживали быт, собирали скарб – все с нуля. Ингушетия практически не развивалась ни с экономической стороны, ни с культурной. Рабочих мест было очень мало и мужчины уезжали на подработки на стройках по договору по всему Советскому союзу, женщины в их отсутствие тащили на себе весь груз домашнего хозяйства, за счет чего выживали ингушские семьи пока мужчин не было дома. Было не до рукоделия и даже те, кто умел делать ковры, их не делали.  Все это время ингушский орнамент был в состоянии комы, мало кто о нем говорил, еще меньше видели.

-С какими трудностями вы столкнулись при реализации вашего проекта и какими успехами на данном моменте можете похвастаться?

— Первое и самое сложное было, как я отметила выше, — отсутствие материала, вернее, то, что он разбросан по архивам и музеям всей страны. Необходимо было поэтапно его собирать. Это было сложно и заняло у нас очень много времени, сил и ресурсов. Мы работали в архивах и музеях Грузии, Осетии, Грозного, Ставрополя, Ростова, С.-Петербурга, Москвы. Записывали многочасовые интервью со стариками. Мы охотились за старинными коврами и их изображениями, и, словно в остросюжетном триллере, к нам попадала та или иная информация о старинных коврах, которые сохранились еще на руках, но мы не успевали спасти очередную «жертву» — ковер оказывался вчера-неделю/месяц/год назад сожжен, уничтожен, выброшен. Было, конечно, досадно…, но мы не унывали. Что касается финансовой части нашего проекта, то были времена, когда мы все были безработные и у нас вообще денег не было. На первые 700 рублей мы заливали бензин и с радостью мчались в горы исследовать новые памятники.

Как я отметила выше, к началу наших исследований тема была практически не исследована. Статей было очень мало. По орнаменту это несколько статей Х.А. Акиева и Х.М. Акиевой, отдельно по символам была диссертационная работа Ф. Албаковой, а также альманах, в котором мы нашли около 15 изображений ингушских войлочных ковров. На этом все. Ни одной брошюры, ни одного буклета с ингушскими национальными орнаментами издано никогда не было. Это очень затрудняло работу, т.к. отталкиваться от чего -то надо. Но слава Богу, был интернет и очень много наших виртуальных друзей, которые помогали нам в поисках. Интернет, некоммерческие организации, форумы, дают возможность жить и созидать независимо от номенклатурных, тяжелых на подъем, отрицающих новые решения, систем. Теперь об успехах. Конечно, нас не встречали как героев, но очень многие нас поддержали и искренне болеют за нас. Больше года назад мы организовали первую в регионе масштабную выставку «Каменная летопись страны башен», на которой представили около сотни фотографий петроглифов горной Ингушетии, знаки и письмена, орнаментированные камни и мн.др. Выставку за 2 месяца экспозиции посетили около 1000 человек. Для нашего региона это довольно неплохой показатель. Нами организованы 5 ярмарок декоративно-прикладного искусства, на которой наши мастера имели возможность реализовать свою продукцию, а посетители получить услуги в сфере культуры, отдохнуть; 2 аукциона, а также принимали участие в различных мероприятиях, в т.ч. и за пределами Республики. Недавно Ассоциация получила благодарность за вклад в развитие культуры от Главы РИ М.-А. Калиматова, проекты Историко-географического общества «Дзурдзуки» получили заключение Фонда президентских грантов об успешной реализации, а 7.12.2020 г. решением Управления Министерства юстиции РФ по РИ Общество «Дзурдзуки» было признано исполнителем общественно полезных услуг, что дает преференции для участия в программах на получение субсидий из бюджетов, получение во владение или пользование государственного или муниципального имущества  и многое другое.

Конечно, войлочные изделия – это не товар повышенного спроса, но постепенно люди понимают, что ценность наших изделий не только культурная, но и в том, что это экологически чистый продукт. Современный человек сегодня понимает угрозу внешних факторов и не дожидаясь пока заболеет, занимается профилактикой различных, наиболее часто встречающихся, заболеваний, в связи с этим он стал тянуться ко всему экологически чистому, и это происходит не только в больших городах, где плохая экология, но и в селах, где особых проблем с экологией пока нет. Ведь шерсть сама по себе целебная и целебная сила ее заключается не только в физическом оздоровлении человека, но и психологическом. Не знаю, с чем это связано, но люди, когда приходят к нам в студию и прикасаются к шерсти, неожиданно для себя чувствуют ее положительную энергетику. Шерсть – универсальное волокно, и, думаю, не за горами то время, когда все люди снова к ней вернутся.

— Как вы считаете, ваш проект удался?

— Безусловно. Мы гордимся нашими результатами. Они превзошли все наши ожидания.  Мы реанимировали орнамент и возродили войлочное искусство. Теперь мы спокойны за него – его подхватили другие люди и понесли в открытое море на всех парусах. Но вместе с тем, мы понимаем, что это не только наша заслуга. Мы оказались в нужное время в нужном месте: общество созрело для реабилитации традиционных ремесел, культуры. Люди готовы верить, вкладываться, помогать. Они идут навстречу. Когда общество выживает, ему не до таких вопросов.

— Благодарим от лица газеты «Сердало» за интервью и желаем вам больших успехов, высот и достижений!

Микаил Сапралиев

Источник: газета «Сердало»