Зачем люди ходят в горы

10 апреля 2018     310     Время чтения ~11 минут

Это был долгожданный день среди рабочей недели — официальный выходной в честь женского праздника 8 марта. Члены историко-географического общества «Дзурдзуки» решили провести его с пользой — отправиться в очередную экспедицию к историческим объектам в горную Ингушетию для продолжения своего исследования.


Кто? — Дзурдзуки

Это один из древних этнонимов (названий) ингушей. У многих грузинских летописцев (Леонти Мровели (XI в.), Вахушти Багратиони (XVIII в.) они записаны как дзурздуки. По картам древних историков можно представить территорию их размещения — область Дарьяльского ущелья, поэтому там встречается много топонимов (названий географических объектов) и этнонимов с корнем «дзур-» (означ. ущелье). Современный Джейрахский район горной Ингушетии также описывается как Дзурдзукский.

Ингуши строили крепости (например, части стен таковых ещё сохранились на Фортанге). Дзуры являлись охранниками и наблюдателями.

Помимо дзурдзуков ингушей назвали глигви (у Вахушти Багратиони), гаргареи (у Страбона). Русские называли их ингушами по селению Ангушт, а их самоназвание было галгаи. Наименования зависели от проводников: то, они называли народ, и попадало в записи. Отсюда и сложившиеся вариации этнонимов.

Состав

В этот раз «Дзурдзуки» выехали далеко не в полном составе, но «костяк» группы здесь: Анзор Дударов — историк, аспирант ИнГУ, исполнительный директор общества; Якуб Гогиев по образованию юрист, но уже более 10 лет занимается краеведением; Танзила Дзаурова — историк, специалист по национальному орнаментальному искусству; Дауд Хашагульгов — профессиональный альпинист, эколог, возглавляет одноимённое направление работы в обществе; Рая Льянова — историк, преподаёт любимый предмет в одной из школ в живописном Джейрахском районе горной Ингушетии. Магомед Гандаров — юрист, занимающийся изучением топонимии родного края с 1980 года; им проделана колоссальная полевая работа.

Председателем общества является Байали Хайров, научный сотрудник отдела древней и средневековой истории Ингушетии НИИ им. Ч. Ахриева.

В команде есть также профессиональные археологи, фотографы. И все, кто пожелает, кто готов принять участие в экспедициях.

А начиналось всё так

В конце 1980-х годов сложилось общество «Даькъасте» («Земля отцов») – молодые энтузиасты, современные учёные, художники, поэты, которые очень хотели вернуть свою республику. Их общество просуществовало недолго. Работа «Даькъасте», в основном, была просветительская.

Они не были прямыми предшественниками «Дзурдзуки», но их пути всё же пересеклись: энтузиасты начали обсуждать общие проблемы и возникающие вопросы. Но затем каждый из коллективом пошел своим путём.

Ребята из «Дзурдзуки» познакомились в одной из соцсетей, где стали обмениваться мнениями, а иногда и спорить. Спустя некоторое время, 1-го мая 2014 года, решили организовать первый совместный поход на Фортангу. Так мы «развиртуализировались». Позже, когда за плечами было уже несколько походов, начал формироваться основной костяк группы. И через полтора года мы подумали: «А почему бы нам не организовать общество?». С момента регистрации прошло три года, а с нашей первой встречи — уже пять лет

Танзила Дзаурова

Разделение на направления деятельности историко-географического общества сложились уже в процессе работы, учитывая интересы и инициативы каждого члена «Дзурдзуки». Постепенно начали выдвигать проекты, реализовывать появившиеся идеи.
Чтобы добраться до пункта назначения, нам предстояло преодолеть долгий путь. Я попросила ребят рассказать о своей важной многогранной работе.

Направления работы

  • НАУЧНОЕ
  • ПОИСКОВО-ЭКСПЕДИЦИОННОЕ
  • ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ
  • РАБОТА С МОЛОДЕЖЬЮ

Глобализация приводит к тому, что человек становится «одинаковым»: европейская одежда, однотипные мышление и быт. Типичные дома, типичные гаджеты – почти уже всё унифицировано. Поэтому нас тянет обратно — к истокам, мы испытываем «голодание» по национальному

Танзила Дзаурова

Узоры

Ребята из «Дзурдзуки» собирают орнаменты старых ковров: ездят по домам, где по информации, находятся сохранившиеся экземпляры, зарисовывают узоры, фотографируют детали, фиксируют размеры.

По мнению Танзилы Дзауровой, эту работу стоило проводить лет 30 назад, когда ещё были живы многие старушки-мастерицы, которые изготавливали войлочные ковры. В большинстве случаев, после их смерти изделия сжигались. За всё время проекта ребята собрали уже около 300 разных эскизов национальных узоров на коврах, а также другие орнаменты.

По поиску каждого ковра затевается целое расследование. «Мы видим на какой-то фотографии ковер, но не знаем, кто там изображен. Загружаем снимок в Интернет, распространяем его по соцсетям с подписью: «Вы не знаете, кто на фото? Помогите нам найти этих людей». Кто-то говорит, что это возможно Евлоевы. Мы связываемся с ними, начинаем искать человека, у кого есть бабушка с таким именем. Когда находим нужную семью – едем к ним. Если повезёт – родные помнят и знают, что бабушка делала ковры или откуда она его привезла, а может кто и подарил. Нам очень важно записать имена мастериц, и по возможности опубликовать их фотографии», — рассказала Танзила.

В коллекции общества «Дзурдзуки» есть знаменитый альбом с зарисовками узоров Гази-Магомеда Даурбекова. Его постранично на одной из московских барахолок обнаружил Гирихан Ахильгов. Старушка, продававшая иллюстрации, жила когда-то рядом с ингушами в Акмолинской области в Казахстане. Альбом был очень дорог его прежнему владельцу, потому что во время депортации ингуши забирали с собой только самое ценное, ведь времени на сборы почти не было. И позже они выменяли альбом, скорее всего, на еду. Гирихан выкупил все иллюстрации, которые продавала та женщина, но оказалось, что до полного издания не хватало ещё страниц. Этот альбом эскизов передали в Ингушетию. Как оказалось, Гази-Магомед Даурбеков делал эти зарисовки ещё будучи студентом. Его коллекция насчитывала 60 эскизов войлочных ковров. На сегодняшний день из сохранившихся образцов по этим рисункам «Дзурдзуки» нашли около пяти изделий. Некоторые из них ещё висят в домах, некоторые были переданы в музеи.

Альбом Даурбекова датируется 20-ми годами XX века. Это подтверждается подклеенными страницами с вырезками из ингушской газеты «Сердало» (1924, 1925, 1929 гг.), в то время печатавшейся на латинице.

В область интересов «Дзурдзуки» также входят узоры резьбы по дереву, по камню, орнаменты на одежде, на оружии, на старинных ювелирных изделиях, изображения на архитектурных объектах.

Мы иногда напоминает какого-то детектива, который охотится на маньяка. И каждый раз детектив угадывает, кто следующая жертва, но не успевает её спасти. Вот и мы часто узнаем, где есть какой-то ковер, но приезжаем туда слишком поздно. Бывает, что неделю, месяц назад его сожгли или выкинули.

Танзила Дзаурова

Наьна мотт — Г1алг1ай мотт (Родной язык — Ингушский язык)

Язык – это явление от Бога. Не зря же Создатель каждого наделил своим языком — в этом и есть твоя изюминка. Мы разные, потому и интересные друг другу. Даже в Коране сказано: «Мы создали вас (разными) народами и племенами, чтобы вы узнавали друг друга (49:13)». Не для вражды, а для дружбы. Каждый должен сохранять свою изюминку

Танзила Дзаурова

В просветительском направлении у «Дзурдзуки» есть проект, связанный с переводом мультфильмов на ингушский язык. Сейчас культурно-просветительский центр «Эздел» работает над озвучкой мультфильма «Король Лев» («Лом Паччахь»). В этом трудоёмком процессе участвуют профессиональные переводчики. Ребята также наполняют национальным звучанием голливудские фильмы.

В прошлом году ребята из «Дзурдзуки» проводили в школах просветительские лекции, в которых подчеркивали важность изучения ингушского языка.

«Наша задача – сделать его снова «модным». Нам кажется, что таким образом можно попробовать решить эту проблему. Я заметила, что среди молодых мам модно говорить и учить детей русскому языку, при этом почти не уделяя внимания родному. Учить ингушскому языку – это обязанность родителей, потому что ребенок не сможет узнать его откуда-то извне. Если не будет языковой преемственности, ингушский может исчезнуть. И это не означает, что хорошо владея родным языком, будут страдать знания русского языка – всё зависит от желания и усердия ученика», — поделилась Танзила -Ингушский язык довольно грубый, в нём много гортанных звуков. Они архаичны. Это же касается и букв. Например, буква г1, выражающая звук [г/х]. Она была в латинском, в греческих языках, но постепенно исчезла. Особенно когда письменность получила развитие, т.к. эту букву сложно выразить на письме. На сегодняшний день она сохранилась в нашем языке, в грузинском и некоторых дагестанских языках. Ею нужно дорожить!».

Мне кажется, многие учёные сегодня были бы счастливы увидеть, например, особь динозавра или каких-то других вымерших животных.
Всегда становится больно, когда я слышу об Убыхах. Сначала они потеряли свой язык, потом и вовсе растворились. Сегодня нет этой нации. Тем не менее, ещё в XIX веке они были процветающим народом.
Между нами было развито куначество, аталычество.
И это большая трагедия, что сегодня их нет.
На убыхском языке никто не говорит.
И я не хочу, чтобы завтра также сожалели о моем народе

Танзила Дзаурова

Сады поколений

«Дзурдзуки» реализуют долгосрочный проект «Сады поколений»:
«Мы посадили уже четыре сада. Интересно, что в каждом селе Ингушетии есть свой микроклимат. В этом отношении, по словам специалистов, республика – уникальная область. На каждый микроклимат, в зависимости от влажности и состава почвы, подбираются определенные сорта деревьев. В этом нам помогают профессионалы из института сельского хозяйства и госуниверситета».

Также в планах «Дзурдзуки» облагородить и укрепить берега рек Сунжи и Назранки. Для этого понадобятся декоративные деревья – клёны, липы, ивы, акации.

В рамках экологического направления существует интересная инициатива: «Хочется научить детей тому, что нельзя выбрасывать батарейки, их нужно помещать в специальную тару. В Ингушетии нет предприятия для переработки использованных батареек, поэтому сейчас мы ищем принимающую сторону и готовимся получить специальное разрешение на их вывоз. Уже произведена закупка тары, и мы готовы развести её по школам республики».

Записи стариков

Активно развивается проект по работе со стариками. Это особенно важное направление: пока герои живы, ребята будут этим заниматься. Каждый раз записи длятся очень долго, 5-6 часов подряд.

Видеофайлы планируется передать в Госархив Республики Ингушетия. В этой работе содержится и очень интересный этнографический пласт. Это непочатый край исследований для лингвистов, этнологов, кавказоведов.

Активно развивается проект по работе со стариками. Это особенно важное направление: пока герои живы, ребята будут этим заниматься. Каждый раз записи длятся очень долго, 5-6 часов подряд.


Идут последние приготовления для запуска музея в новом офисе «Дзурдзуки» в г. Магас. Ребятам передают старинные предметы быта, украшения. Например, в фонде музея уже есть несколько интересных экспонатов: бусы X века, женские украшения IV века, кувшин II тысячелетия до н.э.

У них собралась огромная база электронной литературы по Кавказу, которая была прислана буквально отовсюду. К ребятам обращаются бакалавры, магистры, аспиранты за научными консультациями и подбором литературы для учебных работ.

Многолетним трудом накопился богатый обширный материал, и теперь черед систематизации, обоснования и публикации — обнародования результатов исследования: выставка по петроглифам, выпуск печатного издания, а также научного труда.

«Отдаваясь науке 24 часа 7 дней в неделю, мы работаем почти на личном энтузиазме — альтруисты науки. Но помощь и заряд энергии приносят с собой волонтеры: это общественные деятели, политические организации, молодежные группы. Иногда бывает, что очень устаешь, на последнем издыхании что-то делаешь, а потом на следующее утро встаешь с совершенно другими мыслями, бодренький, и в голове — тысячи новых планов. Вчера ты кричал о тех, что есть, а сегодня уже появились новые, и ты готов их реализовывать!»

Танзила Дзаурова

Самая сложная экспедиция

Это было ранней весной прошлого года: март или апрель, как раз самое время, когда медведи выходят из спячки. Нам нужно было осмотреть один из храмов на Цей-Лоам.
До нашей экспедиции исследователи изучали это место лишь в 1972 году.

Мы поднялись рано утром. Решили пойти по параллельному ущелью и сместились в маршрута. Шли медленно: только в одну сторону потратили около 8 часов. По дороге нашли 8-9 сооружений, которые ещё нигде не были зафиксированы, и один неопубликованный петроглиф. Результат нас очень порадовал! На обратном пути мы два часа спускались в полной темноте. Дорогу, узкую тропинку в лесу или по краю обрыва, освещали перед собой фонариками от телефонов. С тех пор у меня всегда в сумке лежит фонарик.

Но на этом наши приключения не закончились. Утром с равнины мы приехали на личных автомобилях. Решили оставить их у башенного комплекса Эгикал. А вечером, когда мы спустились, на том же месте нас ожидали пограничники с автоматами на перевес.

Анзор Дударов

Форс-мажорные ситуации

Несколько раз случалось так, что едва не ушли в пропасть. Как мой друг говорит: «Чуть-чуть не хватило до бульона» (Смеется). У нас же на похоронах варят бульон с мясом. Недавно, когда поднимались в снег на Столовую гору, была вероятность ноги отморозить: мы решили заночевать в храме Мят-Сели при минус 18 градусах.

Анзор Дударов

В древнее поселение Мержи мы ехали около 3 часов на тракторе, сидя на лафете. Это до ужаса экстремальная езда, ведь другая машина там просто не проедет! В некоторых местах огромное колесо трактора увязало почти до половины. А один раз мы чуть не сползли с этим лафетом в обрыв, но трактор смог нас вытащить.

Танзила Дзаурова

Смешные моменты экспедиций

Многое связанно с неопытностью новичков в экспедициях. Например, один молодой человек на нашу фразу: «Нужно взять с собой побольше воды» принёсгазировку. А в походах, тем более, долгих и сложных, её совсем не место.

Танзила Дзаурова

Дневной весенний зной сменился пробирающем до костей холодом.
В горах быстро темнеет. Мы выехали из Джейрахско-Ассинского заповедника – началась дорога, освещенная фонарным светом проезжаемых сёл. Огни вдоль дороги, свет в окнах домов, как невероятные неземные объекты с ночной подсветкой мечети во встречающихся нам поселениях…

Мы простились с ребятами в Назрани, договорившись, что это наша не последняя совместная экспедиция.

Это только начало. И главное, что для себя я нашла ещё один ответ на вопрос: «Зачем люди ходят в горы?»

Алёна Захарова, фото автора, и из личных архивов членов ИГО «Дзурдзуки»

Подробнее об этом походе на сайте первоисточника

Читайте также

Телеканал "Россия 1" в гостях у нашей школы войлочного валяния.
Женщин в Ингушетии на мастер-классах научат создавать войлочные ковры, игрушки и украшения
Ингушский народный орнамент возродят на средства президентского гранта
Рука из прошлого
"Фрагменты нашей истории". Эги-Чож
Самая массовая за последние десятилетия высадка саженцев состоялась в Ингушетии
Стартовал весенний этап 2018 года проекта "Сады поколений"
Как ингуши вплетали жизнь в ковер
Проект АНО ИИГО "Дзурдзуки" по возрождению войлочного ковроделия успешно реализуется
На днях прошло мероприятие с вручением сертификатов выпускницам школы войлочного искусства