В гостях у Зейнап Хадзиевой

10 июля 2014     785     Время чтения ~4 минуты

Прошлой зимой мне довелось побывать в селении Гули с визитом у хорошо известной во всей округе Хадзиевой Зейнап Мурсаевны 1945 г.р.. Знаменита она своим врачеванием. Эта очень милая женщина практикует народную медицину и весьма успешно. Многие находили у нее лечение от различных кожных заболеваний, заболеваний глаз и мн. др. болезней. Мне очень интересны были методы ее врачевания, и я решила поспрашивать о них. Но о цели своего визита я совершенно забыла, оказавшись у нее дома — мое внимание переключилось на всевозможные изделия ручной работы, которые украшали дом повсюду. Это были вышитые полотенца, простыни, покрывала, скатерти, плетеные кружева в качестве накидок, со всевозможными замысловатыми узорами.



Оказалось, что Зейнап большая рукодельница и талантливая художница. Родилась Зейнап в 1945 году в Казахстане. Отец ее умер в первый год высылки за полгода до ее рождения, и их с братом стала воспитывать их мама Хадзиева Сахрат Магомедовна 1922 года рождения, которая тоже была искусной мастерицей, она делала истинги (ингушские войлочные ковры), бурки, одежду и ткани из шерсти для семьи и на продажу.

У нее были свои мотивы узоров, передававшиеся из поколения в поколение. Один из истингов, изготовленный матерью Зейнап, до сих пор хранится в их доме. Ковер этот имеет орнамент в виде роговидного мотива, сильно стилизованных голов барана по кайме, приглушенные оттенки красного, оранжевого, серого и бежевого цветов. Истинг достаточно большой 128*150 см., изготовлен он был в 30гг. прошлого столетия. Этот ковер и лекала с различными элементами узоров – все, что осталось у Зейнап от матери.

Сама Зейнап, хотя и не занималась изготовлением войлочных ковров, хорошо помнит, как это делали вместе с ее матерью женщины села. По ее рассказам, шерсть выбирали самую длинную, тщательно равняли ее на ровной поверхности, придавливали ее досками на ночь, а на доски клался тяжелый груз. На следующий день спрессованную таким образом шерсть снимали тонкими пластами и, ровняя, клали на поверхность, обрызгивая горячей водой. Уплотняли и выравнивали женщины (их обычно в этом процессе участвовало до четырех) локтевой частью руки. Потом на поверхность истинга клалась простыня, и скатывали ковер в трубу, продолжая уплотнять. После чего сушили в тени. Натуральных красок Зейнап не помнит, в ее время краски уже покупали. Да и домашнее производство ковров постепенно сошло на «нет», в магазинах появились красочные и относительно недорогие ковры фабричного производства. Зато художественный дар и трудолюбие, что Зейнап переняла у матери, она воплотила в других изделиях декоративно-прикладного искусства. С ранних лет она стала вышивать и плести кружева, украшая ими предметы быта и постельные принадлежности. Меня удивили искусно вышитые крестиком котята на стене с обозначением года работы – 1958 год. Получается, Зейнап было всего лишь 13 лет. Есть и более ранние работы. Зейнап с улыбкой рассказывала, как ее ругала мать за то, что «портит» постельное белье.

И сегодня, в свои 69 лет, Зейнап вышивает великолепные цветы, плетет ажурные красивые кружева и, что меня удивило, зрение у нее прекрасное, и она никогда не прибегает к очкам при работе. На мой вопрос, в чем секрет ее здоровья, ответила, что ест исключительно только натуральную пищу, очень любит кукурузные лепешки и молочные продукты.

На этой ноте, после всех восклицаний, я, наконец, вспомнила о вопросах по медицине, зачем, собственно, и приехала к ней. Оказалось, что умение врачевать у нее также от матери. По словам Зейнап, когда она была маленькой, ее мать, держа ее за руку шла куда — то и наткнулась на застывшую воду (по поверьям ингушей в прошлом вода застывает один раз в год в священный месяц Рамазан всего на несколько секунд и в этот момент произнесенная просьба – желание, обращаясь к Всевышнему Аллаху непременно исполняются). Мать Зейнап попросила у Аллаха дар врачевания, чем она и занималась до своей смерти совершенно безвозмездно, и, по убеждению самой Зейнап, так как мать держала ее за руку, то часть этого дара перешла и к дочери тоже. Зейнап с болью вспоминает о смерти матери, которая тоже весьма символична, она умерла 23 февраля 1989 года. С тех пор Зейнап живет одна. Брата также нет в живых. И лишь племянники часто приезжают к ней, чтобы проведать ее. Уезжать из родного селения Зейнап не хочет. Так получилось, что и замуж она не вышла. Всю свою нелегкую жизнь эта добрая женщина посвятила людям.

Танзила Дзаурова

Читайте также

Мастерица на все руки Эсет Хамхоева