История одного плаката о наболевшем

23 февраля 2017     738     Время чтения ~4 минуты

Этому знаменитому среди ингушей плакату сегодня исполнилось 28 лет. У него интересная история.



В период становления Советской власти ингуши сделали хороший рывок в культурно- просветительском направлении: строились школы, открывались училища, научный институт, музеи, создан алфавит, написаны труды; энтузиасты из числа образованных ингушей делали все, чтобы научить население грамоте. Наличие своей автономной республики, доступность среднего образования, возможностей реализовать свои способности в сфере науки, строительства, торговли, религии позволило выдвинуться в первые ряды людям незаурядным.

Но недолго длилась эта идиллия, вскоре начал действовать механизм этого сатанинского государства по высасыванию крови у народа. Стали один за другим устранять таких незаурядных людей. К 30-м гг. все религиозные деятели вынуждены были уйти в подполье, в 30-е гг. были репрессированы наиболее заметные среди ингушей.

Начиная с 30-х гг. даже наша ингушская газета «Сердало» перестала писать о ингушах, в номерах того периода можно увидеть фотографии русских, чувашей, казаков и т.д. – кого угодно, только не ингушей. С этого момента и начался информационный голод у ингушей. В годы депортации о нас, как о народе, вообще было запрещено писать, а по возвращению, только как о придатке или одном из тукхумов чеченского народа, а, следовательно, писали очень мало. Солнечным лучиком в этом темном царстве стала монография Е.И. Крупнова «Средневековая Ингушетия», которую он написал еще до нашего выселения, а также роман И. Базоркина «Из тьмы веков».

К концу Советской власти голод ингушей по информации о себе как о народе достиг апогея. Долгое время о нас было так мало информации, что в ингушском обществе сложились два лагеря: один из, тех, кто считал нас беспросветными дикарями в прошлом, которым Советская власть принесла свет и знания (этих жертв советской пропаганды можно узнать и сейчас по утверждениям «Вей-м истори ханна яр!» или «Вей-м къам мичыд!») и другие, те, кто подозревал великое прошлое тщательно скрываемое государством, и кто жаждал знаний о себе (некоторых из последних занесло не в ту степь, и они до сих пор не могут успокоиться, считая, что весь мир произошел от ингушей). В Общем – две крайности и те, кто посередине.

На этом самом пике сложились несколько патриотических самостоятельных группировок. Ввиду исторической несправедливости, которую чинили с ингушами и царская и советская власти, лимит доверия у этих организаций был очень высок.

Так, созрела необходимость создания культурно- просветительской организации у группы образованных, амбициозных, талантливых молодых людей.

– Мы понимали, что нужна подобная организация и вот тут, очень кстати, подвернулась одна газета, в которой было объявление библиотекаря из Назрани Маликат Костоевой, которая призывала таких людей объединиться. – рассказывает Н.Д. Кодзоев (начальник отдела Древняя история Ингушетии в ИнгНИИ им. Ч. Ахриева).
Мы собрались и решили объединить свои силы и возможности для изучения истории, культуры, традиций своего народа и популяризации ее. Было решено назвать ее «Даькъасте».
Председателем общества «Даькъсте» стала ныне покойная Маликат Костоева. В команде их было не мало: Н.Кодзоев, Р. Сагов, Б. Дахкильгов, С. Мерешков, М. Балаев, А.Балаев, Хамхоев В., Х.-А. Имагожев и мн.др.

— Мы занялись публикацией статей, очерков, стихов о ингушах в журналах «Дош», — вспоминает Нурдин Кодзоев. — Это было очень нелегко. Мы собирали деньги, брали в займы, ездили в другие города, чтобы распечатать их, таскали грузы этих тиражей на себе.
Ко дню Депортации чеченцев и ингушей, членами «Даькъасте» решено было создать плакат. Одним из участников этой инициативной группы был художник Дахкильгов Бекхан А. (художник, ювелир, мастер по металлу). Он предложил свой эскиз, который всем очень понравился.

Я спросила Бекхана, было ли у него много разных эскизов, из которых они выбирали, или это был один единственный вариант.

— Это был один эскиз, рисунок. Он был выстрадан мною! Я обычно не распаляюсь. – говорит Бекхан. — Но создание эскиза рисунка была только малая часть этой затеи. Ни одна типография не бралась его напечатать. В Грозном сразу же отказали. В других городах так же. Даже подпольные типографии на территории СССР не хотели связываться с этим.

И все же ребята нашли выход из этой ситуации. Через третьих лиц в Новосибирске они связались с подпольной типографией в Вильнюсе, в Литве. Все это пришлось на пик антисоветских настроений в Прибалтике, поэтому с этим проблем не возникло. Один из команды поехал туда, отдал эскиз и заказ.

Дахкильгов Бекхан и Балаев Ахмед поехали забирать груз через месяц. На такси, автобусах и самолете эти двое молодых парней, которым не было и 25, везли контрабандный груз в 4000 экземпляров домой.

— Еле-еле успели к первому митингу ингушей на 23 февраля в 1989 г., — рассказывает Бекхан, — Митинг длился больше недели и на последние дни пришлось наше возвращение. Мы раздавали эти плакаты митингующим.

Не решена до сих пор проблема, которая обозначилась с выселением ингушей из исконных своих земель; не восстановленные в своих правах, не добившись справедливости, ушло в мир иной не одно поколение. Все еще кровоточит рана, а, значит, этот плакат еще долго не выйдет из «моды» ….

Танзила Дзаурова

Читайте также

Ингушский Владикавказ (Буро)
Право народа на самоопределение в России: проблемы теории и реальности
Вышел в свет новый сборник статей Научно-исторического клуба "Кавкасион"
К проблеме ингушской автономии
Правовой аспект осени 92-го
Прошло больше четверти века - "а воз и ныне там"! 1992 год: причины
Магия национального орнамента
Репрессированные народы как объекты этнополитики в современной России
Ингушское национальное движение в региональном этнополитическом процессе (1920- по 1994 гг.)
«Враги народа… Какие ж вы враги?!»