Гидронимы Кистетии (Кистинского общества Ингушетии)

12 ноября 2019     286     Время чтения ~17 минут
Река Кистинка, получившая название «Армхи» в ХХ веке.

Аннотация: В статье рассматривается проблема искажения исконной онамастики Кистинского ущелья, в частности его гидронимии. Проанализированы названия «Кистетис-цкали», «Кистинка», «Охкара-хи», «Армхи», «Макалдон», их употребление в разные исторические периоды. Показаны детерминанты внедрения того или иного названия. Доказана ошибочность подмены некоторыми современными авторами (Н.Г. Волкова) понятий Кистинское ущелье (современное имя — Арамхинская долина) на иной географический объект — Джейрахское ущелье. Сделан вывод о том, что необходимо бережнее относиться к географическим названиям, тем более в ситуации нарастающих притязаний на исконно ингушские территории.

Ключевые слова: Кистетия, ономастика, гидронимы, Армхи, Охкара-хи.

Основной рекой Кистинского общества является река Армхи. Это ее современное название. Старое же название – Кисти-хий (Кистетис-цкали — груз.). В своей работе «По следам легенды» Ш. Дахкильгов писал (в силу специфики постановки проблемы придется привести цитату целиком): «Стоит, пожалуй, попутно остановится еще на одной «истории» с географией. По территории горной Чечено-Ингушетии с востока на запад течет река Армхи, а южнее, почти параллельно ей – Кистинка. (В примечании Ш. Дахкильгов поясняет: «Кистинка – по ингушски Оахкара-хий» – И.С.). Первая впадает в Терек у 21 километра, а вторая – у 34 километра Военно-Грузинской дороги. В ряде трудов исследователей Ингушетии Армхи ошибочно отождествляется с рекой Кистинкой. Эта путаница проникла даже на страницы «Очерков истории Чечено-Ингушеской АССР». Между тем, кто проезжал по Военно-Грузинской дороге от гор. Орджоникидзе до Казбеги, тот наверняка не мог не заметить слева стекающую с ревом и грохотом, скачущую через перекаты, пенящуюся реку. Это и есть Кистинка. Иногда из-за белой пены над бушующей водой ее называют «Белой». Вытекает она из Охкаралоам. Долиной Кистинки пользовались жители Верхнего и Нижнего Гвилети – гелатхойцы. Река Армхи, которую А. Берже называл также Ахкарахи, берет начало из высокогорного озера, и питают ее ледниковые воды. Ингуши называют озеро «Ам», отсюда, думается, произошло и название реки: Ама-Ч1ож-хий, или Амархий, т.е. «река из озера», «река, вытекающая из озера».

Проникшая в источники форма написания корня реки «Арм» вместо «Амар», видимо, простая грамматическая ошибка, порожденная иноязычной фонетикой или зафиксированная источниками ираноязычная форма (выделено нами – И.С.) переосмысления исконно вайнахского гидронима». Географические названия – своеобразные исторические памятники, и бережное отношение к ним имеет важное значение и вообще, и для истории в частности». [1, c.218-219]

К сожалению, именно в этом вопросе сам Ш. Дахкильгов допустил небрежное отношение, и как результат – грубую ошибку, в целом не характерные для его работ. Во-первых, вся приведенная цитата, при всей ее пространности, не содержит не единого аргумента в пользу его позиции, а только голословные утверждения. Это тем более досадно, что несколькими страницами ранее Ш. Дахкильгов приводит «свидетельство историка и географа средневековой Грузии Вахушти Багратиони о том, что «у впадения Кисто-Дзурдукской реки в Ломеки находится Джаерахи, огромная скала…» и более того, сам дает пояснение в примечании к этой цитате: «Кисто-Дзурдзукская река – Армхи; Ломеки – Терек…», [1, c.211] опровергающие последующие его же утверждения. Это, во-первых.

Во-вторых, Ш. Дахкильгов почему-то исказил цитату А. Берже: название реки «Армхи» А. Берже не упоминал, но приводя ее осетинское название («Макалдон)», не называл ее Ахкарахи, а называл как раз Кистинкой:«Терек принимает в себя…С правой стороны: …Ах-кари-хи или Кистинку, Макал-дон или Кистинку…». [2, c.68]

В-третьих, стоит обратить внимание на то, что в статьях местных краеведов сложилось устойчивое клише, что Армхи вытекает из озера, отсюда и попытка этимологии термина Армхи как искаженное Амархи, т.е. «река из озера». На самом деле, это не совсем точно. Армхи начинается со слияния двух речек: Ама-чоч, собирающиеся из ручейков, истекающих из нескольких горных озерец (зависит от интенсивности таяния ледников и фирновых снегов), и речки Шан-чоч. Здесь стоит привести описание этой реки географами В. Милиным и Н. Чеботаревым: «Река Армхи имеет два истока: Ама и Шен-чоч, из ледников и фирновых полей горных хребтов: Комлам-Бук, Чечех-лам-бук, Юкура-лам-бук, Фохугу-лам-бук на высоте 3000 м. Длина Армхи 34 км. … На своем протяжении Армхи принимает до 50 горных притоков. Более крупными притоками являются: Шон, Халь-енгер, Лежг, Обн, Джерах, Селеди. Кроме этих горных рек и речушек, реку Армхи питает большое количество родников, разбросанных на разных высотах по склонам долины». [3, c.26]

По предположению Ш. Дахкильгова, «проникшая в источники форма написания корня реки «Арм» вместо «Амар», видимо, простая грамматическая ошибка», но вот отсылка Ш. Дахкильгова к возможной «зафиксированной источниками ираноязычной форме переосмысления исконно вайнахского гидронима» любопытна. И на самом деле, почти до конца 19 века в исторических источниках название реки «Армхи» практически не встречается, а изначальное «Кистинка» (от ингушского Кисти-хий) подменяется на осетинское «Макалдон» или, иногда, производное от него «Мукил».

Между тем, говоря о термине «кисты», авторитетный кавказовед Е.И. Крупнов прямо и недвусмысленно отмечал, что в грузинских источниках река с современным названием Армхи называется «Кистетис Цхали», т.е. река Кистов, а в русских источниках – «Кистинка». [4, c.37]

Наилучшим же источником по географии средневековой Ингушетии следует признать труд грузинского историка и географа Вахушти Багратиони. В своей знаменитой «Географии Грузии» по интересующему нас вопросу он пишет: «Покончив с западной частью (Кавказа), теперь мы переходим к странам, лежащим к востоку от Хеви. В конце Хеви, где Арагва или Ломеки выходит на равнину, в эту Арагву впадает, выше от селения Хетадзе, кистинская и дзурдзукская речка, которая истекает из гор Дзурдзукии и Пшаво-Хевсуретии и течет по направлению от юга к северу. У впадения ее в Ломеки находится Джариехи, огромная скала, которая огораживает большую долину; скала эта с наружной стороны утесиста и потому место это чрезвычайно замкнуто; тут имеется большая башня, обведенная, подобно крепости, стеною… И на этой речке, в ущелье выше Джариехи находится Кистетия с селениями и строениями. А к югу от сего, выше Кистети, находится Дзурдзукия со строениями и селениями; башенные же обе области». [5, c.79]

Итак, что мы имеем по сообщению Вахушти Багратиони. На восток от Хеви (т.е. Дарьяльского ущелья), в его конце, где Арагва или Ломеки (современный Терек) выходит на равнину, в эту Арагву (Терек) впадает, выше от селения Хетадзе (селение кистинского старшины Гетты), кистинско- дзурдзукская (т.е. в истоке дзурдзукская, а в среднем и нижнем течении кистинская) речка, которая истекает из гор Дзурдзукии и Пшаво-Хевсуретии (т.е. из хребта разделяющего Пшав-Хевсуретию и Дзурдзукетию, высшей вершиной которого является гора Шон) и течет по направлению от юга к северу (до района аула Шоан, где она поворачивает на запад). Указание о впадении Кист-Дзурзукской реки в Ломеки (Терек) в районе скалы Джариехи (Джейрах-Лом), однозначно свидетельствует, что кистино-дзурдзукская речка – это современная Армхи. Бассейн или долина кист-дзурдзукской реки выше Джариехи (т.е. на восток) – это и есть Кистетия с селениями и строениями. На юге от Кистетии, выше Кистети, находится Дзурдзукия со строениями и селениями. Указание, что эти обе области башенные однозначно указывает на то, что кисты и дзурзуки – ингушские племена.

В другом месте своего труда Вахушти еще раз точно локализует р. Кисти-хи (современную Армхи): «Местности. Описание гор, ущелий, рек, вод и поселений, начиная с Хеви. — В конце Хеви находится Лазури (Ларс – И.С.), пониже которого, в Джариехи, в хевскую Арагву впадает Кист-Дзурдзукская речка. Ниже сего находится Хетадзе (аул кистинского старшины Гетты – И.С.). У самого устья Кистинской речки, на западной стороне Арагвы, на подошве высокой горы расположено Чими, урочище большое и имеющее башню». [72, c.72]

Название Кист-Дзурзукская река следует понимать как протекающую по территории двух древних ингушских обществ – Дзурдзуков и Кистов. Причем территория кистов заходит на север от Мят-лоамского хребта.

Однако примерно с середины 18-го века название района по Охкара-хи, южнее, восточнее и западнее его в форме «Дзурдзукетия» исчезает, а остатки дзурзуков в тесном смысле слова под давлением хевсур переходят в основном в Кистинское ущелье и сливаются с «кистами» в тесном смысле слова. Процесс этот, хотя и по другим причинам, начался еще ранее, поскольку уже в конце 16 века из Дзурдзукетии выделяются Гвилети (Гелатхой), сумевшие вернуться к своим исконным местам в ущелье Терека, и Джайраховцы, до начала 18 века уже плотно занимавшие Джейрахское ущелье и территорию западнее до Терека и устье Кист-Дзурдзукской реки.

Примерно в то же время, т.е. с середины 18-го века, речке «Оахкари-хи» в русских источниках дается название «Кистинка», хотя тот же А. Берже правильно называл ее «Ахкарахи». Так же она называется по-ингушски и сегодня, только произносится уже на плоскостной лад через «о» — Охкара-хи. А. Берже зафиксировал параллельное название «Ахкара-хи» по-русски как «Кистинка» и одновременно «Макал-дона» — тоже «Кистинка»: «Терек принимает в себя…С правой стороны: …Ах-кари-хи или Кистинку, Макал-дон или Кистинку…». [2, c.68]

Здесь ингушское название Ахкара-хи заменяется на русское Кистинка, а осетинское Макал-дон расшифровывается через русскую транскрипцию ингушского названия Кисти-хи (заметим, что и грузинское Кистетис-цхали есть калька с ингушского). Никакого Армхи или Амархи Берже не упоминает – такого термина еще нет.

Когда же произошло переименование Кисти-хи в Армхи (заметим, что вслед за этим, но чуть позже стало внедряться вместо Кистинского ущелья название «Джейрахское ущелье»)? Сказать точно сложно, но скорее всего, в 70-х годах 19-го – начале 20 века. Ориентиром нижней границы может служить неоднократная фиксация в последней четверти 19 века названия «Кистинское ущелье», например, у Ч. Ахриева читаем: «Однажды Хорс отправился вглубь Кистинского ущелья (выделено нами – И.С.). … Его уже догоняли, но он, к счастью, встретил ехавшего верхом человека из Джераховского ущелья (выделено нами – И.С.)». [7, c.26]

То, что официальное название Армхи внедрялось сравнительно недавно, особенно интенсивно после революции, замещая исконное «Кистинка» на Армхи, и в то же время замещая исконное Ахкара-хи на «Кистинку», можно видеть по работе А. Вильямса, который в 1930 году, волей или неволей фиксируя этот «переходный период», писал: «В южной своей части Ингушетия прорезывается несколькими долинами, из которых наиболее примечательны: долина реки Асса, долина реки Сунжа и долина реки Армхи или Макалдона (Кистинка Джераховская), притока реки Терек. С запада территория Ингушетии примыкает к долине р. Терека и к Дарьяльскому ущелью». [8, c.218-219]

Приведение в скобках поясняющей расшифровки «Кистинка Джераховская» свидетельствует о недавнем внедрении названия «Армхи», к которому еще не привыкли, и потому требуются специальные пояснения. Употребление же термина «Кистинка Джераховская» говорит о том, что внедренное название Кистинка вместо Ахкара-хи уже более или менее устоялось, и нужно название большой Кистинки (Кисти-хи), еще не полностью замещенную на Армхи, как-то отделять от нее, почему Вильямс и дает ей дополнительное определение «Джейраховская».

Что это не простая описка, видно из того, что А. Вильямс еще раз упоминает прежнее (исконное) название реки Армхи: «На этом пути, не доходя до Владикавказа, Терек принимает множество горных потоков, из которых наиболее известна река Арм-Хи (Макалдон или Джераховская Кистинка), берущая начало у горы Шан и впадающая в Терек у Джераховского ущелья». [8, c.33]

Но тогда еще не все авторы перешли на употребление внедряемых новых названий, и например Г.К. Мартиросиан в своей известной работе о горной Ингушетии однозначно пишет: «Общество ближних кистин сосредотачивается в глубокой котловине, окруженной со всех сторон высокими горами, идущими от главного Кавказского хребта и замыкающимися в долине Терека, у Джераховского укрепления, близ которого впадает в Терек и р. Кистинка». [9, c.16]

Однако уже к 70-м годам название «Кистинка» так «привязали» к прежней Ахкара-хи, что новые поколения уже воспринимают его как исконное ингушское название, и А.Сулейманов записал как ингушский гидроним это внедренное книжное название: «Кисти-хий (Кисти-хий) — Кистинцев речка – течет с ю. на с.-з., сливается с Тереком справа, рядом с Дарьяльским бывшим военным укреплением «Замок Тамары». [10, c.13]

Тогда как Кисти-хий – это Кист-Дзурдзукская река Вахушти Багратиони или Макалдон русских дореволюционных авторов, которые практически все ойконимы этого горного района старались передавать в осетинской форме.

В чем же смысл рассмотренного нами переименования? Предполагаем, смысл заключался в том, чтобы привязать название ингушского этноса к незначительной речке на территории, уже со второй половины XVIII века без постоянного кистинского (ингушского) населения (об этом мы расскажем специально ниже), одновременно устраняя связь с этнонимом «кисты» — «ингуши» большой территории одной из самых значительных рек и долин Ингушетии. В итоге так по большому счету и вышло: Кистинское ущелье стали называть Армхинским ущельем «с иноязычной фонетикой или зафиксированная источниками ираноязычной формой), а затем настойчиво превращать в «Джейрахское ущелье» с предварительным книжно-литературным «обосетиниванием» Джейраха и джейраховцев. Причем, по сведениям наших информаторов, Армхи – позднее название верховьев этой реки, употреблявшееся заселившимися примерно с начала 18 века в Шоан и Тарш из Архот, Баркина и Тумги переселенцами. Но это уже другая история.

Т.о., как мы установили, исконно ингушское название реки Армхи – это Кисти-хий.

В свое время Н.Г. Волкова также неоднократно ошибочно называла Арамхинскую долину (Кистинское ущелье) Джейрахским ущельем. [11, c.273]

В этом же ключе действуют и некоторые авторы, в т.ч. ингушские, с непонятным упорством продолжающие писать о долине реки Армхи или, если следовать исконному историческому названию, долине Кисти-хий, как о некоем «Джейрахском ущелье». Даже в последней академической работе по ингушам, несмотря на все наши исправления, все же остались эти ошибки. Например, можно прочесть: «Множество таких башен стоит в Ассинской котловине, Джейрахском ущелье, Дарьяльском и др.». [12, c.167]

Добавим, что вообще топонимы Джейрах, Джейрах-Корт, Джейрахское ущелье и их локализация достаточно известны. Так, в работе А. Сулейманова читаем: «Ж1айрахойн ч1одж (Жайрахойн чодж) — Джайрахойцев ущелье — река и ущелье, тянется с ю. на с.1арм-хи. Речка, ч1одж берет начало на северном склоне Ж1айрахойн ч1одж корта, в звене Охкурой-лам, что находится на ю. стороне Ж1айрах. Ж1айрах ч1ож корта (Жайрах чодж корта) — Ж1айраха ущелья вершина — возвышается над Жайрах на ю. (3187 м. над у. м.) в звене Охкурой-лам». [10, c.12]

 Как видим, на самом деле, Джейрахское ущелье – это небольшое узкое ущелье, расположенное недалеко от устья реки Армхи с юга на север и почти перпендикулярное ее руслу.

Четко локализацию Джерахского ущелья дает и краевед Ш. Дахкильгов: «Высокое Джайраховское плато ограждено с юга Жерахис-Кари, за которым высится Ох-Кури. От этой вершины с юга на север опускается глубокое узкое ущелье Джерахой-ч1ож, разделяющее на две части современное селение Джайрах. По нему течет речка Джерах-ч1ож-хи, левый приток Армхи. Все эти интересные топонимы – детали местного ландшафта, но они очень важны, потому что без них невозможно понять, почему ущелье реки Армхи ныне все чаще именуется Джейраховским ущельем». [1, c.218-219]

Однако эти «интересные детали местного масштаба» на самом деле абсолютно ничего не проясняют. Так что вопрос: «почему ущелье реки Армхи ныне все чаще именуется Джейраховским ущельем», остался риторическим. Можно только предположить, что это делалось с той же целью, с какой многие топонимы исконно ингушской Кистетии употребляли на осетинский лад (Мат-хох, Макалдон, пресловутые села Цурате, Ленате и т.п.), или, по крайней мере, дублировали ингушские названия осетинскими («река Арамхи или Макалдон», «гора Столовая или Мат-хох» и т.п.). История с «Джейрахским ущельем», которое пытаются развернуть на 90 градусов и растянуть в десятки раз, как представляется, затеяна в продолжение и развитие темы об якобы «осетинском происхождении» джайраховцев, начало которой было заложено еще в имперский период. [13, c.22]

Надо отметить, что эту «теорию» убедительно развенчал в своей работе Ш. Дахкильгов, [1, c.215-216] а современные исследования Y-ДНК ингушского населения региона, в т.ч. коренных представителей джейрахских фамилий показывают, что они ничем не выделяются в этом отношении от остальных собственно фяппинских (древних «дзурдзукских») фамилий долины Армхи, Ахкарахи, Каба-хи и т.д.

Именно эту «теорию» эксплуатируют некоторые дореволюционные авторы, когда пишут об «участии осетин» в празднестве Мятцели. Вновь реанимировав в этнографической литературе 60-70 годов тезис об якобы «осетинском происхождении» джейраховцев, пытались расширить этот тезис на всю западную часть горной Ингушетии, навязывая ей название «Джейрахское ущелье», и таким образом очень тонко (по их разумению, конечно), готовя почву под «историческое» обоснование осетинских притязаний на эту землю. Не понимать этого для историка, краеведа – большая оплошность.

Из сказанного следует, что нужно решительно, раз и навсегда снять вопрос, демонстрирующий непростительное невежество и неуважение к собственным географическим названиям, тем более в ситуации нарастающих территориальных притязаний на исконно ингушские территории. В этом ключе было бы правильным восстановить исконное историческое название реки Армхи — Кисти-хий, а соответствующей долины – Кистинская долина (Кистинское ущелье). Тем более, что вся южная гряда гор, отграничивающая эту долину с юга, так и называлась (и так и следует называть) «Кистинские горы». И также исторически справедливо было бы возвращение речке Кистинке исконного ингушского названия Ахкара-хи.

Литература:

  1. Дахкильгов Ш. По следам легенды // Страницы истории Ингушетии. — Нальчик: Изд. центр «Эль-Фа», 2005. 543с.
  2. Берже А.П. Чечня и чеченцы / Кавказский календарь на 1860 год (високосный). – Тифлис, 1859.
  3. Милин В.Б., Чеботаев Н.П. Солнечная долина Армхи. Результат изучения ионизации воздуха горных высот. – Орджоникидзе: Ингтипография изд-ва «Сердало», 1932. – 58с.
  4. Крупнов Е.И. Средневековая Ингушеттия. — Магас: Сердало, 2008. – 256с.
  5. Известия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе и России // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа, №22. 1897. — С. 79.
  6. Вахушти Багратиони.Описание Осетии, Дзурдзукии, Додоэтии, Тушетии, Алании и Джикетии.(Из Географии Грузии Вахушта, составленной в 1745 г.). Текст воспроизведен по изданию: Памятник эриставов. (пер. С.С. Какабадзе). — Тбилиси. Мецниереба, 1979.
  7. Ахриев Ч. Основание аула Оббоно / ССКГ. Т.8. 1875.
  8. Вильямс А.К. Географический очерк Ингушетии. – Владикавказ: Ингушский НИИ краеведения. Вып.1. 1928.
  9. Мартиросиан Г.К. Нагорная Ингушия. Социально-экономический очерк / Известия Ингушского НИИ краеведения. Вып.1. – Владикаваз, 1928.
  10. СулеймановА. С. Топонимия Чечено-Ингушетии. Ч.2. – Грозный: Чечено-Ингушское книжное издательство, 1978. – 289с.
  11. Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVlll- начале XX вв. М.: Наука, 1974. – 273с.
  12. Ингуши. – М.: Наука, 2014. — 509с.
  13. Брокгауз Ф.А., Эфрон И.А. Энциклопедический словарь. Т.10. — Спб., 1883.

References:

1.   Dahkil’gov SH. Po sledam legendy // Stranicy istorii Ingushetii. — Nal’chik: Izd. centr «El’-Fa», 2005. 543s.

2.   Berzhe A.P. CHechnya i chechency / Kavkazskij kalendar’ na 1860 god (visokosnyj). – Tiflis, 1859.

3.   Milin V.B., CHebotaev N.P. Solnechnaya dolina Armhi. Rezul’tat izucheniya ionizacii vozduha gornyh vysot. – Ordzhonikidze: Ingtipografiya izd-va «Serdalo», 1932. – 58s.

4.   Krupnov E.I. Srednevekovaya Ingushettiya. — Magas: Serdalo, 2008. – 256s.

5.   Izvestiya gruzinskih letopisej i istorikov o Severnom Kavkaze i Rossii // Sbornik materialov dlya opisaniya mestnostej i plemen Kavkaza, №22. 1897. — S. 79.

6.   Vahushti Bagrationi. Opisanie Osetii, Dzurdzukii, Dodoetii, Tushetii, Alanii i Dzhiketii. (Iz Geografii Gruzii Vahushta, sostavlennoj v 1745 g.). Tekst vosproizveden po izdaniyu: Pamyatnik eristavov. (per. S.S. Kakabadze). — Tbilisi. Mecniereba, 1979.

7.   Ahriev CH. Osnovanie aula Obbono / SSKG. T.8. 1875.

8.   Vil’yams A.K. Geograficheskij ocherk Ingushetii. – Vladikavkaz: Ingushskij NII kraevedeniya. Vyp.1. 1928.

9.   Martirosian G.K. Nagornaya Ingushiya. Social’no-ekonomicheskij ocherk / Izvestiya Ingushskogo NII kraevedeniya. Vyp.1. – Vladikavaz, 1928.

10. Sulejmanov A. S. Toponimiya CHecheno-Ingushetii. CH.2. – Groznyj: CHecheno-Ingushskoe knizhnoe izdatel’stvo, 1978. – 289s.

11. Volkova N.G. Etnicheskij sostav naseleniya Severnogo Kavkaza v XVlll- nachale XX vv. M.: Nauka, 1974. – 273s.

12. Ingushi. – M.: Nauka, 2014. — 509s.

13. Brokgauz F.A., Efron I.A. Enciklopedicheskij slovar’. T.10. — Spb., 1883.

UDC 930+39(4/9)

Sampiev Israpil Magometovich., D. polit.Sc, Professor

Head. Department of sociology and political science

(the city of Magas, the Ingush state University)

HYDRONYMS OF KISTETIA

(KIST SOCIETY OF INGUSHETIA)

Abstract: the article deals with the problem of distortion of the primordial onamastics of the Kistinsky gorge, in particular its hydronymy. Analyzed the name «Cystitis-water», «Katinka», «Ohkura-hi», «Armkhi», «Macallan», their use in different historical periods. The determinants of the introduction of a name are shown. The fallacy of substitution by some modern authors (N. G. Volkov) of the concepts of Kistinsky gorge (modern name — Aramkhinsky valley) for another geographical object — Jeyrakh gorge is proved. It is concluded that it is necessary to take care of geographical names, especially in the situation of increasing claims to the native Ingush territories.

Key words: Cistety, onomastics, hydronyms, Armkhi, Ohkurahi.

САМПИЕВ Исрапил Магометович,

 Доктор политических наук, профессор

Зав. кафедрой социологии и политологии ИнгГУ

(г. Магас, Ингушский госуниверситет)

Опубликовано:

СБОРНИК НАУЧНЫХ СТАТЕЙ ИНСТИТУТА СОЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ Назрань, 2019, с. 176-185.

Читайте также

Женщин в Ингушетии на мастер-классах научат создавать войлочные ковры, игрушки и украшения
Дважды вокруг Земли
Об ущельях Дарьял, Армхи, Охкари-чож и Тарской долине
Две крепости, любовь и отмщение
Ингуши - основатели Шатоя
К истории города Сунжа (бывшая станица Орджоникидзевская)
«Враги народа… Какие ж вы враги?!»
Мастерица на все руки Эсет Хамхоева
АККИНЦЫ В ДАРЬЯЛЕ И АРМХИНСКОМ УЩЕЛЬЕ: ДЕКОНСТРУКЦИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО МИФА
Пережитки тотемизма в орнаментальном искусстве ингушей на примере стилизованного изображения оленя