Ингушский танец: к истории вопроса

19 сентября 2022     154     Время чтения ~15 минут

Культура человеческой цивилизации зародилась в древние времена. Она делится на материальную и нематериальную. Из нематериального культурного наследия танцы являются очень зрелищным явлением. Человеку свойственно выражать свои эмоции не только словами, поступками, но и общепринятыми жестами, мимикой, танцевальными движениями. Так зародился обычай отмечать радость танцами. В этом отношении надо заметить, что ингушский танец имеет древнюю историю, свои, присущие только ингушам приемы и движения, порядок, время и место исполнения.

Великий танцор Махмуд Эсамбаев, который сумел показать красоту танцев многих народов мира, заметил: «…Для меня узнать народ — значит узнать его танец, рожденный выдумкой, изобретательностью, воображением, разумом народа. Танцы, которые живут в народе, — подлинная энциклопедия жизни. В каком бы далеком краю вы ни оказались, узнав танцы народа, вы живо почувствуете склад ума обитателей этой страны, их национальный характер…»

Ингушский танец остается одним из наименее изученных пластов нематериального культурного наследия народа. «…В культурологической литературе до сих пор нет ни одного исследовательского труда посвященного ингушским танцам…», отмечает один из исследователей. Ингушский танец функционирует как народный вариант, но импровизации не допускались, ибо знатоки сразу замечали огрехи в исполнении. Тот же исследователь ингушского танца отмечает: «…Танцы и песни являются любимым развлечением народа, без танцев не обходится ни одно общественное или семейное торжество…» Это действительно так. Танец занимает в культуре ингушей одно из основных мест. Книга Руслана Куркиева «Из истории ингушского танца» есть первая попытка научного и историко-этнографического осмысления ингушского танца как культурного явления.

Надо отметить, что до конца ХIХ века у ингушей существовал обряд исполнения шуточных песен-перебранок — «иллеш-яппараш». Девушки со свадебного поезда соревновались в острословии с одной стороны и родственницы и подружки невесты с другой.

Кроме как на свадьбе, танцы могли также устраивать и по другим важным случаям: приезд дорогих гостей, в том числе из иной этнической среды, рождение долгожданного наследника, заключение побратимства, дружбы между представителями двух тейпов, во время проведения различных народных праздников, а также при оказании коллективной помощи — «белхи», и т. д.

На таких мероприятиях, как «ловзар», всегда присутствовал один молодой человек в статусе балагура и весельчака, который мог комментировать любое слово, поступок, танец, мелодию. И все это делалось в рамках приличия, чтобы никого не обидеть, а об оскорблении кого-либо даже речи не могло быть. Тамада, балагур-весельчак и распорядитель на вечеринке были основными ведущими, каждый из которых имел свой статус и рамки поведения. Все присутствующие должны были строго подчиняться им, в первую очередь тамаде. Только с его согласия могли говорить. (Тхьамада пурмийца дош алар).

Балагура-весельчака называли — «б1ижа-г1анда т1а ваг1ар». Ему прощалось все, кроме оскорблений, которых он и не допускал. Он мог без разрешения тамады встать и выйти, также обратно зайти и сесть. При этом его место сохранялось за ним, пока он не вернется обратно. Шутки, притчи, пословицы и поговорки, рассказы про известных мужчин — «дика къонахий» звучали во время проведения «ловзара». В основном они озвучивались балагуром-весельчаком.

В соответствии с ингушскими адатами, только незамужние девушки могли участвовать во всех этих мероприятиях, в том числе танцевать, поехать за невестой в составе свадебного поезда — «замеш», участвовать в шуточном сватовстве — «бегашха зоахалол». Также приветствовать молодых людей, «бехке нах» — почетных гостей этой семьи, не только во время свадьбы, но и в других торжественных случаях.

Танцевальные мелодии сопровождения танцев исполнялись на различных музыкальных инструментах: «1ад-хьокха пандар» — виолончель, «дахчан-пандар» — балалайка, «ч1ондарг» — скрипка, «каьхата пандар» — гармоника, «шеда» — флейта, «зурма» — зурна. Мотивы этих мелодий опирались на соответствующие народные тексты. В такт танцевальной мелодии легко били в барабан — «фата», и хлопали в ладоши. Также исполнялись короткие шуточные диалоговые песенки, наподобие русских частушек.

В памяти ингушского народа сохранилось довольно большое количество названий танцев.

«Эздий халхар» — благородный танец. Когда объявляют танец, девушка выходит первой, и только по исполнении ею третьего круга выходит ее партнер. Смысл: у ингушей при сватовстве, посредники идут в дом потенциальной невесты три раза: 1) заявить о намерении породниться — «зоахалол д1ахьоаде»; 2) обговорить все условия совершения сватовства — «зоахалол дувца»; 3) совершить само сватовство — «зоахалол хьаде». С этого момента засватанная девушка считается полноценной снохой другого рода — «тейпа». Ей запрещено быть участницей данных мероприятий: «ловзар», «бегашха зоахалол», а также быть в составе свадебного поезда — «замеш». Она считается чужой супругой.

Партнер девушки танцует степенно, шаги мелкие, его колена даже не прикасаются к полам черкески («эздий халхар деча хана чокхе 1ерж тохаялийтацар з1амсаго»). Держится он прямо, плечи развернуты. Во время движения танцор — «халхархо» — партнерше дает знак руками, куда надо двигаться: к старейшинам, ее подружкам или же к его товарищам — участникам торжества. Это есть оказание знаков внимания и уважения ко всем им. Здесь надо отметить, что девушки во время «ловзара» стоят. Ввиду этого, когда веселье затягивается по причине приезда других гостей, девушкам часто дают отдыхать в отдельном помещении. За всем этим строго следит распорядитель вечеринки, который наделен большими полномочиями самим хозяином семьи. Здесь очень важным является момент, когда хозяева стараются уважить всех гостей, чтобы ни один из них не смог упрекнуть главу семьи в пренебрежительном отношении к гостям «хьаьший бехк хургбоацаш».

Были танцы-посвящения в честь известного мужчины — «мехка къонахчунна хетадаь халхар», и танец-приветствие гостя — «хьаьшага моаршал хаттара халхар».

Их исполняла наиболее искусная в данном ремесле пара. Иногда этих танцоров специально приглашали, в том числе из других населенных пунктов, если их не было на торжестве, ввиду отсутствия их родства с данной семьей или они не были специально приглашены самим хозяином свадьбы. На похороны можно по случаю зайти и выразить соболезнование. Но на торжество надо идти только приглашенным. По этому поводу ингуши говорят: «Кхайканза бена пхьу, доттанза бахаб» («Кобель, прибывший без приглашения, ушел не солоно хлебавши»).

Как обычно, танцор был зрелым мужчиной. Оба танца исполнялись собранно, степенно, без резких движений и разворотов.

Шуточный танец стариков — «Къоаной бегашха халхар» исполнялся редко. Мелодия была задорной, в быстром темпе. Партнершей выступала девушка. У соседних народов (чеченцев, народов Дагестана) женщины могут танцевать, в том числе исполнять шуточные танцы.

Молодежный танец — «Кагирхой халхар». Данный искрометный танец исполняли, чтобы старшие вспомнили свою былую молодость. Здесь танцор показывал ритмически выверенные с ударами барабана и хлопками в ладоши быстрые па. Танец исполнялся с молодым задором. Умение вести партнершу по кругу, ни на секунду не упуская ее из виду, было одним из главных принципов его исполнения. Он в первую очередь подводил свою партнершу к старшим, затем к ее подругам и только после этого к своим товарищам. При этом девушка перед каждой группой делала один круг и продолжала движение дальше, выполняя пожелания партнера.

По данным полевых записей, ингушский танец есть язык жестов. Владеющие им молодой человек и девушка могли жестами «говорить» о своих чувствах, выразить взаимное уважение и привязанность, заявить о желании породниться. Девушка при согласии могла «ответить», скромно потупив взор, или же, наоборот при нежелании, подняв руки чуть выше пояса.

Танец друга — «Доттаг1чун халхар». Этот танец исполнялся другом жениха, в среднем темпе. Если друг из иной этнической среды и приехал по приглашению хозяина, то для него исполняли танцевальную мелодию того этноса, представителем которого он является. Это делали, чтобы гость не попал в неловкое положение из-за его неумения танцевать по-ингушски.

Девичий танец — «Мехкарий халхар». В принципе отдельно девушки не танцевали ни на каких торжествах. Но в узком кругу они могли устроить отдельно девичью вечеринку и там танцевать, оттачивая свое мастерство. Там они шутили, иронизировали по разным смешным случаям, происходившим во время шуточного сватовства, на свадьбе, во время поездки за невестой и т. д. Данный танец был обязательным атрибутом при проведении сугубо женского праздника — «Сесарий ц1ай», отмечаемого в «сай 1аьха бутт» — сентябре.

Танец брата — «Веший халхар» исполнялся, как и танец друга — «Доттаг1чун халхар», за исключением танца другого народа. Это был танец, когда брат радовался за брата, оттого что в дом приходит новый член семьи.

Танец зятя — «Найца халхар». Ингушский зять — это особый родственник, который не может показаться перед родителями, а также и другими старшими родственниками супруги. И потому данный танец исполнялся им в кругу молодых людей. Это было сопряжено с достоинством, благородством и уважением. В характере зятя считались правилом хорошего тона степенность, умение держаться в обществе, оказание соответствующих знаков внимания всем участникам торжества, щедрость.

Танец племянника — «Йиший ви1ий халхар». В отличие от зятя у племянника никаких ограничений не было в смысле общения с родственниками матери — «ноанахой». Зять — «найц», и племянник — «йиший во1», были по статусу практически равными. Их танец выдержан в спокойном, размеренном стиле и практически не отличается один от другого. Здесь танцор показывает уважительное отношение ко всей родне матери.

«Стремянной» танец — «Наькъа моршала, лийта лацара халхар». Этот парный танец был коротким и исполнялся в честь гостя, когда его провожали хозяева, поддержав стремя — «лийта лаьца».

Шуточный танец петуха, ступившего на горячие угли — «Тов т1а яьннача борг1ала халхар». Исполнялся такой танец, чтобы развеселить собравшихся людей. Это скорее танец-импровизация, где исполнитель мог выделывать такие резкие па, с прыжками и подскоками, делая вид, что обжегся на горячих древесных углях. Сопроводительная мелодия и хлопки в ладоши были в такт.

Танец пастуха — «Жа1уна халхар». Честный созидательный труд очень высоко чтили наши предки. Если человек смог своим трудом увеличить материальное состояние семьи, рода, то он имел полное право исполнить танец, выражая тем самым свою радость.

Танец победителей — «Котало яьккхача б1ухой халхар». Это был один из двух массовых танцев ингушей (15-30 человек) (о втором танце подробнее ниже).

Он исполнялся после победы над врагом. Здесь была радость за «Мехка къонахий» — настоящих мужчин, отстоявших честь и достоинство. Все движения исполнялись с достоинством и сопровождались разными возгласами, восхваляющими героев битвы. Иногда вместо музыки сами участники исполняли гимн победы.

Исследовать все варианты танцев не представляется возможным, из-за их многочисленности и разнообразия, но мы приведем мнения исследователей о некоторых из них, которые исполнялись кистами, жителями горной Грузии. Ведь все познается в сравнении. «…Кистинская пляска была известна не только в Панкиси, но и во всей Восточной Грузии. Она была двух видов — индивидуального исполнения и групповая пляска. В групповой — мужчины и женщины танцуют вместе. По своему содержанию эти пляски плавны и сложны. Что же касается индивидуального танца, то он чрезвычайно темпераментен и оригинален. Танцуют энергично, стараясь привлечь как можно больше внимания зрителей…».

Выше отмечено, что у ингушей были только два массовых танца: «Кипена» Кхоъ пен («Три стены») и танец победителей — «Котало яьккхача б1ухой халхар». И оба танца исполнялись только мужчинами.

Все остальные танцы были парными, где парень и девушка показывали, как они умеют красиво танцевать. Никто не исполнял сольные номера, ибо ингуши говорили, что танец есть немой разговор жестов двух влюбленных сердец.

Тема ингушского танца обширна и в научном плане практически не изучена. Но надо отметить, что были разрозненные публикации разных авторов, по некоторым ингушским танцам.

Примерно такова краткая история ингушского танца, которая ждет своего дотошного исследователя.

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ:

1.Пожидаев Г. Повесть о танце. М., 1972, С.85. Цит по: З.М.Кешева, Танцевальная и музыкальная культура кабардинцев во второй половине ХХ века. Нальчик, 2005, Издательство М. и В. Котляровых («Полиграфсервис и Т»), С. 29.

2. Р.С. Куркиев. Из истории ингушского танца. Ростов-на-Дону. 2020. С. 3.
3. Там же.

4.Мерешков Султан, Записи об этнографии ингушей//Г1алг1ай этнографех дола йоазонаш. Магас. 2020. С. 290-291.

5.Г1алг1ай багахбувцам. Составитель А.У. Мальсагов. Магас, «Сердало», 2002. С. 484-494.

6.ПМА. Записал Мерешков Султан со слов своего отца Алаудина Заамиевича. Альтиево, Назрановского района ЧИАССР, 1981.

7.Илле тамаш//Чудо-песня. Составитель А.О. Мальсагов, Грозный, «Книга», 1990. С.142-153; газета «Сердало», 1991, 12 января.

8. ПМА. Записал Мерешков Султан со слов своего отца Алаудина, Альтиево, Назрановского района ЧИАССР, 1981.

9. Карабанова С.Ф. Танцы малых народов юга Дальнего Востока СССР как историко-этнографический источник. М., 1979, С.5. Цит по: З.М.Кешева, Танцевальная и музыкальная культура кабардинцев во второй половине ХХ века. Нальчик 2005, Издательство М. и В. Котляровых («Полиграфсервис и Т»), С. 11.

10.И.Ю. Алироев, Л.Ю. Маргошвили. Кистины.М. 2006. С 413.

11.ПМА. Записал Мерешков Султан со слов своего отца Алаудина, безграмотного, Альтиево, 1984.

12. ПМА. Записал Хамхоев Дауд, со слов Хамхоева Юсупа Элбердовича, 1896 г.р., село Али-Юрт, Назрановского района ЧИАССР, 1974 г.

13. ПМА. Записал Хамхоев Дауд, со слов Хамхоева Юсупа Элбердовича, 1896 г.р., село Али-Юрт, Назрановского района ЧИАССР, 1974 г.

14. ПМА. Записал Хамхоев Дауд, со слов Хамхоева Юсупа Элбердовича, 1896 г.р., село Али-Юрт, Назрановского района ЧИАССР, 1974 г.

15. ПМА. Записал Хамхоев Дауд, со слов Хамхоева Юсупа Элбердовича, 1896 г.р., село Али-Юрт, Назрановского района ЧИАССР, 1974 г.

16. ПМА. Записал Хамхоев Дауд со слов Хамхоева Юсупа Элбердовича, 1896 г.р., село Али-Юрт, Назрановского района ЧИАССР, 1974 г.

17. ПМА. Записал Хамхоев Дауд со слов Хамхоева Юсупа Элбердовича, 1896 г.р., село Али-Юрт, Назрановского района ЧИАССР, 1974 г.

18.ПМА. Записал Хамхоев Дауд, со слов Хамхоева Юсупа Элбердовича, 1896 г.р., село Али-Юрт, Назрановского района ЧИАССР, 1974 г.

19.ПМА. Записал Хамхоев Дауд со слов Хамхоева Юсупа Элбердовича, 1896 г.р., село Али-Юрт, Назрановского района ЧИАССР, 1974 г.

20. ПМА. Записал Мерешков Султан со слов своего отца Алаудина.

21. ПМА. Записал Хамхоев Дауд со слов Хамхоева Юсупа Элбердовича, 1896 г.р., село Али-Юрт, Назрановского района ЧИАССР, 1974 г.

22. ПМА. Записал Хамхоев Дауд со слов Хамхоева Юсупа Элбердовича, 1896 г.р., село Али-Юрт, Назрановского района ЧИАССР, 1974 г.

23. ПМА. Записал Хамхоев Дауд со слов Хамхоева Юсупа Элбердовича, 1896 г.р., село Али-Юрт, Назрановского района ЧИАССР, 1974 г.

24. ПМА. Записал Мерешков Султан со слов своего отца Алаудина.

25. И.Ю. Алироев, Л.Ю. Маргошвили. Кистины. М. 2006. С 413.

26. ПМА. Записал Мерешков Султан со слов своего отца Алаудина, Альтиево, Назрановского района ЧИАССР, 1981 г.

27. Сборник сведений о Кавказских горцах.Вып.IX. Тифлис 1876. Ингуши (их жизнь иобычаи) Н.Ф. Грабовский; Народы мира. Этнографические очерки. Издательство Академии наук СССР.М.1960; Газета Кавказ от 10 июня 1850 года, № 45; культурная антропология.И.Л.Бабич. «Направления миграции Северокаквказцев из России (1920-1930-е гг.)»; Газета Правда, 8 марта 1928г.№ 56.

28. (Frakisches Volkrsdlatt. 1877.№ 207. den 11. September) (Перевод с немецкого Б. Газикова). Цитируется по: Приложение. Дополнительные материалы к книге Р.С. Куркиева: «Из истории ингушского танца».

Глоссарий:

Бегашха зоахалол (д,д)-шуточное сватовство.

Б1ижа г1анда т1а ваг1ар (в,б)-сидящий на месте «незаконнорожденного» балагур-весельчак, для которого не было ограничений на реплики и ремарки во время «ловзара».

Дика къонах (в,б)-известный, благородный мужчина.

Замеш (б)-свадебный поезд.

Йиший во1 (в,б)-племенник-сын родной, двоюродной сестры.

Кхоъ пен-Три стены // «Кипена»

Мехка къонах (в,б)-всенародно известный благородный мужчина.

Найц (в,б)-зять.

Нускал (д,д) —невеста.

Тана го (б,д)-первый круг в танце.

Тхьамада (в,й,б)-тамада.

Утарде (д,д)-ингушский медленный танец.

Халхар (д,д)-танец.

Халхархо (в,й,б)-танцор, танцовшица.

Эсса (д)-ингушский быстрый танец.

ДАУД ХАМХОЕВ, член Союза писателей РФ, краевед.

СУЛТАН МЕРЕШКОВ, заведующий отделом
этнографии Республиканского дома народного
творчества РИ им. заслуженного артиста РФ Евлоевой К. А.

ИСТОЧНИК: https://gazetaingush.ru/kultura/ingushskiy-tanec-k-istorii-voprosa

Читайте также

« Архаичное музыкально – песенное творчество ингушского народа»
Ингушский Владикавказ (Буро)
День ингушских амазонок
Аккинцы в Дарьяле и Армхинском ущелье: деконструкция исторического мифа
Горепекин Фома Иванович
К вопросу о происхождении ингушского народа в свете гипотезы, представленной С.Х. Исаевым на основе данных фольклора, генеалогии и генетики
К истории города Сунжа (бывшая станица Орджоникидзевская)
Джейрахское общество Ингушетии в истории Кавказа XVI-XVII вв: Ж1айрахой Чура в русско-кавказских хрониках
Альбом «ГIалгIай гIарчож» (Ингушские орнаменты) - ценный источник орнаментального знания
Читаем ингушский ковер