ИСТОЧНИК XIX В. («ФАМИЛЬНАЯ ХРОНИКА» ТЕЙПА АГИШПАТОЙ) ОБ ИСТОРИИ ЗАСЕЛЕНИЯ МАЛОЙ ЧЕЧНИ В СВЕТЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ИНГУШЕТИИ, ЧЕЧНИ И АВАРСКОГО НУЦАЛЬСТВА

19 июля 2020     1 704     Время чтения ~18 минут

Аннотация: Статья посвящена введению в научный оборот письменного источника XIX в. Этот документ составлен представителем влиятельного чеченского тейпа Агишпатой, образованного переселенцами из ингушского общества Галгай. В нем приводится история переселения галгаевцев на левобережье реки Аргун и заселение Малой Чечни, зачинателями которого они являлись. Образованное на рубеже XVII-XVIII вв. владение агишпатоевцев в начале являлось частью Аварского нуцальства, управлявшейся представителями династии Турловых. В дальнейшем оно вероятно стало самостоятельным обществом, а к середине XIX в. получило в русских источниках название «Малая Чечня».

Ключевые слова: Галгай, Агишпатой, Атаги, Грозный, этногенез.

Основным препятствием для воссоздания полноценной картины событий, происходивших до XIX в. на Северном Кавказе служит отсутствие надежных источников. Без них историческое исследование становится в значительной степени продуктом гипотез или даже домыслов. Этими соображениями было продиктовано желание автора ввести в научный оборот интересный архивный документ, попавший в распоряжение автора в ходе сбора материала по генеалогии аварских нуцалов. Выявлен он в Центральном государственном архиве Республики Северная Осетия – Алания, в фонде Комиссии по правам личным и поземельным туземного населения Терской области. Нельзя сказать, что он не был известен исследователям. Ф.В. Тотоев дает небольшие выдержки из него в своей капитальной монографии «Общественный строй Чечни» [1, с. 268]. Однако, несмотря на аккуратное обращение с источниками и присущую ему педантичность, Ф.В. Тотоев допустил в данном случае некоторые ошибки. К примеру, имя Алхузур прочтено как «Алмузур», что объясняется сложностью и даже корявостью почерка, в котором автору также было сложно разобраться, поскольку написание букв «х» и «м» в данном документе почти идентично, также как и некоторых других. Кроме того, вероятно, из-за технических причин дана неверная ссылка на архивное дело (ЦГА РСО-А. Ф. 256. Оп. 1. Д. 35. Л. 20-22), тогда как оказалось данный документ находился в деле № 7. Кроме того, на взгляд автора содержание документа необходимо сопроводить некоторыми комментариями и историческим контекстом, вне которого затрудняется понимание изложенных в нем фактов. Документ был написан на русском языке, на трех листах фабричной бумаги белого цвета. Дата составления не указана, однако судя по содержанию дела в целом, это 1863 г. Ниже приведен занимавший его полный текст, адаптированный под современную орфографию:

«В Комиссию учрежденную для рассмотрения личных и поземельных прав туземцев Терской области[1].

Переводчика Гуданата Мударова

Прошение

Лет 150 или более тому назад прапрадед мой Этагай пришедши из Галгаевских обществ с своими братьями и фамильными родственниками занял с согласия ханов Аварских Малую Чечню, населенную в то время частью кочующими Ногайцами, частью же Кабардинцами. После долголетней и упорной драки с этими последними, они, взяв с Этагая выкуп баранами и скотом, землю эту покинули и он ставши единственным владельцем участка земли от реки Аргуна до р. Камбилеевки, стал постепенно выводить из гор людей Агишпатоевского племени, к которому принадлежал и сам, и заселять их аулами на земле своей, чтобы обезопасить себя таким образом от набегов Осетин и Кабардинцев, враждовавших с Чеченцами и требовавших с них подати.

В короткое время к аулам нашей фамилии стали присоединяться люди и других фамилий; они населяли преимущественно аул Старый Этага и все платили сначала Этагаю, а потом сыну его Гирею и внуку Алхузуру как владельцам земли подать деньгами и скотом. Когда выселившиеся из гор фамилии усилились, то некоторые из них, а именно племя Дишни и Памятой, находя подать слишком большою, отказались ее платить; поэтому произошли большие ссоры и кровопролитные драки, которых главный виновник Бача был Этагой – Алхузуром убит и тогда они окончились. Но чтобы избегнуть и на будущее время всяких причин к подобным же происшествиям и ссорам, Алхузур собравши жителей всей Чечни, объявил им, что занятую им землю, он отдает в их владение, с тем, чтобы они платили ему ясак, не положенный как прежде, но такой какой кто пожелает; количество же платы было на этом же народном сборе определено.

За кровь же Бача Памятоевское племя получило кровную плату по обычаю, выплаченную Алхузуром этою же землею. Отдавши Чеченцам землю за подать, Этагай – Алхузур оставил себе и своим детям участок земли между реками Аргуном и Мартаном и ущельем Хан-кале; сам он поселился на реке Гойты, которая в этом месте и до сих пор называется Алхузур – Гойтою; аул же на реке Аргун называется и теперь Этага. Когда Алхузур отдал Чеченцам землю, он взял от них свидетельство в том, что вся земля от р. Аргун и до гор Назрановского рода бесспорно должна считаться собственностью его и его детей. Цуца и Хайда самые почетные из жителей Чечни при этом присутствовали; кроме их присутствовало еще много людей, из которых теперь мало осталось в живых; из тех же, которые еще живы и до сих пор остались Памятоевской фамилии Назыр-Мулла и Мулкоевской – Мааш и еще, вероятно, найдутся и другие старые люди, которым все это хорошо известно.

Когда Алхузур стал уже стар, то сын его Кучук продолжал получать с Чеченцев подать и в этом помогали Русские, стоявшие в то время на Тереке с Генералом Дельпоццо. Этот генерал зная, что Алхузура весь народ уважает и смотрит на него как на главного человека и что народ от него зависим, послал его в Галгаевскую землю с тем, чтобы он выселил жителей на свои земли; никем еще не занятые, лежавшие на правой стороне реки Камбилеевки по направлению к Чечне; тогда Алхузур послал сына своего Кучука и он выселил часть Ингушей. На следующий год он снова был послан в Галгай, для чего и дан был ему билет № 431 с приказанием Владикавказскому коменданту подать Гирею в случае нужды помощь вооруженной рукою. В этот год было выселено Кучуком более 300 семейств на плоскость. Все они единовременно уплатили Алхузуру за земли различными подарками, земля же поступила в их владение. После этого все Галгаевское общество и Акинское, начиная от самого аула Кий и общество Назрановское продолжали платить Алхузуру, а после его смерти Кучуку по 1 руб. сер. с каждого дома подати.

Когда крепость Грозная была выстроена, то Кучук и сын его Мудар мой отец, продолжали брать с Чеченцев за землю подать; в этом помогал им тесть Мудара Хази-хан – Магомет, который живя в дружбе с Русскими так как делал тем большие услуги, между Чеченским народом очень уважался и считался на Тереке главным человеком. Он доставлял русским тех людей, которые не желали им хорошего, а [при том давал][2] и ловил абреков. В том, что он оказывал услуги Русским есть письменные свидетельства. Генерал Ермолов за его услуги дал ему письменное позволение за товары, которые он продавал через Терек, не платить в казну никакой подати. Хотя Чеченцы и платили Мудару за землю баранами и подарками, но плата эта часто совсем не давалась и они только делали ему угощения по обычаю нашему.

Земля же, которая предками нашими была оставлена между Мартаном, Аргуном и горою Хан-Кале считалась нашею собственною так, что никто за нее не спорил и никто без позволения Мудара не мог на ней поселиться и работать. После бунта в Чечне земля эта занята различными Чеченскими фамилиями и должна быть разделена между людьми посторонними, тогда как из всего написанного видно, что земля эта есть моя собственность, несмотря на то, что как эта земля, так и все земли и народ принадлежат Царю.

Все что написано в этой бумаге известно всем старым людям Чечни; если их спросить об этом, то многие честные люди откровенно подтвердят это; из них много померло, но есть еще в живых Бапа, Абдул-Кадир мулла, Назыр-Мулла, Ома, Дадах и многие другие, которые это знают. Есть люди в Галгае и Назрановском обществе, которые также все это знают и которые подтвердят справедливость мою. Фамилия Мальсаг это знает и может старики из Назрановского племени все это скажут. Альты, Бурсак и Хунке Мальсаговы, как я думаю, подтвердят, что жалоба моя справедлива. Есть люди и в горах, которые помнят все это и были свидетелями; в Шатоевском обществе Бага из фамилии Нижалой и Магаш из племени Мулкой самые старые люди и все это знают. Поэтому я прошу обратить внимание на мою просьбу и отдать мне часть земли моего отца и предков или же вместо нее дать мне другую землю.

Бумага, которая Алхузуром была сделана с Чеченским народом, на принадлежность ему земли, находится в моих руках; она доказывает, что земля между р. Мартаном и Аргуном принадлежит моему отцу; других же бумаг, которые доказывают это у меня нет никаких, так как в прежнее время между нашим народом не только никаких бумаг не писалось, но даже было мало ученых людей; Билет же с которым Кучук был послан в Галгай, также как и другие русские бумаги Хази-хан Магомета тоже находятся в моих руках».

Исторический контекст

Прежде всего, мы поставили перед собой цель выяснить достоверность наиболее значимых фактов, приводимых в данном документе. Автор прошения – Гуданат Мударов, житель селения Старые Атаги, в 1860-х гг. являлся приставом Чеберлоевского участка. Известно, что в 1862 г. он стал одним из инициаторов учреждения школы для чеченцев и ингушей в Грозном, которая, однако, закрылась в том же году.

Судя по содержанию документа, он являлся руководителем тейпа Агишпатой, названного им «племенем». Обращаясь к вопросу об обоснованности причисления им своего тейпа к знатным фамилиям, необходимо отметить, что эта информация приводится также авторами XIX в. К примеру, П.А. Головинский пишет, что «фамилия Ахшипатой, вышедшая прежде других на плоскость Чечни и взыскивавшая когда-то подать за эту землю, признается за аристократическую» [2, с. 243].

Относительно их этнической принадлежности, А.П. Ипполитов пишет, что существует легенда «фиренгском, т.е. европейском» происхождении тейпа «Ахишпатой» [3, с. 4]. Однако, далее он приводит сведения, согласно которым это «галгаевская фамилия Ахшипатой, перешедшая впоследствии к низовым чеченцам» [3, с. 5].

Сведения об основании селения Атаги неким Этагаем также подтверждаются другим источником XIX в. П.А. Головинский указывает, что среди известных в 70-х гг. XIX в. 56 чеченских тайпов «фамилии Турло, Мудар и Этагай, считались наиболее знатными и влиятельными. Из фамилии Турло некто по имени Алхан, основал аул на р. Сунже, называющийся и доселе, по его имени, Алхан-юртом. Аул Этагу или Атаги, на р. Аргун, основан фамилией Этагай» [2, с. 243]. В этой же цитате говорится о «фамилии Турло», т.е. Турловых (авар. – ТIурурал) – ветви династии аварских нуцалов – правителей средневекового дагестанского государства с центром в Хунзахе [4, с. 154-165; 5]. С начала XVII в. эта ветвь аварских нуцалов попыталась основать укрепленный населенный пункт в междуречье Терека и Сунжи, но была вытеснена оттуда усилиями царской администрации и гребенских казаков. Тогда они обосновали несколько населенных пунктов по реке Аргун, до его впадения в Сунжу. Наиболее крупным из них являлось селение Чечен-аул, название которого было перенесено на сформировавшуюся вокруг него этнополитическую общность. Основная часть населенных пунктов владения Турловых была расположена на правом берегу Аргуна, тогда как на левом берегу главным населенным пунктом стало поселение Атаги или как позднее оно стало называться – Старое Атаги. Как следует из вышеприведенных документов, образовано оно в конце XVII в.

В то время, вероятно правил в данном уделе Аварского нуцальства Алихан (чеч. – Алхан) сын Турурава (авар. ТIурурав – «бешеный» или «впадающий в бешенство»). Впервые он упоминается в 1658 г. [5, с. 74], но стал править в 1670-х гг. [4, с. 160]. Если восстановить генеалогию данной фамилии, то получится следующая цепочка: Этагай (конец XVII в.) – Гирей (нач. XVIII в.) – Алхузур (сер. XVIII в.) – Кучук (кон. XVIII в.) – Мудар (нач. XIX в.) – Гуданат (сер. XIX в.). Таким образом, исходя из содержания данного документа, в конце XVII в. Этагай, уроженец горного ингушского общества Галгай переселяется во главе родственной группы тейпа Агишпатой на левобережье Аргуна и основывает селение Атаги. Далее, согласно исследуемому источнику, Этагай «занял с согласия ханов Аварских Малую Чечню, населенную в то время частью кочующими Ногайцами, частью же Кабардинцами». Под «ханами аварскими» в данном случае следует понимать фамилию Турловых и скорее всего – Алихана сына Турурава. После упорной борьбы Этагай с помощью своих родственников – галгаевцев и вероятно Турловых, занимает всю территорию от Аргуна на востоке и до реки Камбилеевка[3] на западе.

На этой территории вскоре стали появляться хутора «людей Агишпатоевского племени, к которому принадлежал и сам» Этагай. Вслед за ними туда же начали переселяться и представители «других фамилий; они населяли преимущественно аул Старый Этага и все платили сначала Этагаю, а потом сыну его Гирею и внуку Алхузуру как владельцам земли подать деньгами и скотом».

Стоит отметить, что после основания Атаги, наиболее ранним поселением на территории Малой Чечни, занятой согласно данному документу, Этагаем, являлось Гехи. Оно, вероятно, было образовано в самом начале XVIII в. за счет переселения из Нашхоя и других населенных пунктов западной части горной Чечни. Таким образом, на всем пространстве равнинной и предгорной территории к западу от реки Аргун и вплоть до современной Ингушетии было два крупных населенных пункта – Атаги и Гехи.

Как указывает Н.Г. Волкова на основе анализа письменных источников, даже во второй половине XVIII в. земли от Гехи до Аргуна не были заселены. Только по реке Мартан в 1781 г. упоминается небольшое племя Attaja. Таким образом, заселение земель по среднему и нижнему течению реки Мартан происходило после 1781 г. [6, с. 169]. Это «племя» Attaja, вероятно является одним из населенных пунктов, основанных в течение XVIII в. родственниками Этагая – представители тейпа Агишпатой.

Судя по всему, во второй половине XVIII в. агишпатоевцы широко расселились на территории, расположенной между устьями рек Аргун и Сунжа. К примеру, во второй половине XVIII в. «фамилией Ахшпатой» на Сунже было основано селение Сарачан-юрт [6, с. 186]. Ныне это территория города Грозный, расположенная на правобережье Сунжи, начиная от ул. Пионерской до площади «Минутка» включительно. В середине XIX в. здесь проживало 54 хозяйства. Также на территории, ныне занятой городом Грозный располагалось еще трех небольших поселений, основанных представителями этого тейпа.

ЭгIашбатойн юрт, по утверждению А. Сулейманова находилось на месте бывшего Телецентра в парке им. Кирова. Затем они были большей частью выселены в селения Гойты и Старые Атаги. Оставшиеся обосновались на хуторе ЭгIашбата, находившемся в начале ул. Ханкальской Октябрьского р-на г. Грозный. Там же располагались два поселения, носившие имена двух братьев – Мамакхая и Ханакхая. До постройки крепости Грозной селение Мамакая располагалось сначала в районе нынешнего микрорайона ‘’Ипподромный’’, РТС и далее, удаляясь в сторону госхоза ‘’Аргунский’’ Ленинского р-на г. Грозный. Позднее село Мамакая удалилось в Алханчуртскую долину на место нынешнего поселка Первомайского. На карте Терской области начала XX-го века в верховьях р. Нефтянка на южном склоне Терского хребта (северная окраина нынешнего п. Первомайский) село фигурирует под названием Мамакай-юрт [7].

Указанных братьев Хаканай-хаджи и Мамакая Сунтуровых, посредничавших между царской администрацией и непокорными чеченцами, А. Духаев относит к тейпу чартой [5, с. 81]. А. Сулейманов же пишет, что братья принадлежали к тейпу Агишпатой (ЭгIашбатой) [9, с. 490]. Кстати, судя по всему, одного из них имеет в виду Гуданат Мударов, указывая в прошении тестя своего отца по имени «Хази-хан – Магомет», который ладил с царскими властями и помогал его отцу.

Внук Этагая – Алхузур поселился, согласно прошению, на реке Гойты, «которая в этом месте и до сих пор называется Алхузур – Гойтою». Кстати, в указанном месте, к юго-западу от Стар. Атаги находится селение Алхазурово, сохраняя память об основателе населенного пункта. Алхузур в середине XVIII в., вероятно в 1740-х гг. столкнулся с тем, что увеличившиеся численно представители некоторых тейпов, особенно Дишни и Памятой, под руководством некоего Бача из тейпа Памятой, начали оспаривать его право на сбор с них платы за пользование землей. В ходе одного из столкновений, Алхузур убил этого Бачу и смог восстановить свою власть, однако понял, что необходимо снизить размер оплаты. Собрав жителей, пользовавшихся его землей, он предложил им самим определить размер платы, которая кажется им справедливой и согласился на нее, также выделив им землю в качестве штрафа за убийство, согласно адатам – нормам традиционного права. Выделив различным тейпам необходимые им земельные участки, «Алхузур оставил себе и своим детям участок земли между реками Аргуном и Мартаном и ущельем Хан-кале». Ныне это большая часть Урусмартановского района и южная часть Грозного, расположенная на правом его берегу.

В начале XIX в. на данной территории стала утверждаться власть Российской империи. В частности, в прошении упомянут генерал Дельпоццо, с которым удалось наладить отношения уже престарелому Алхузуру. Уроженец Италии, И. П. Дельпоццо (1739 – 1821) стал русским генералом и прослужил большую часть времени на Кавказе. 19 февраля 1810 года Иван Дельпоццо был назначен комендантом Владикавказской крепости и начальником округа. На этом посту Дельпоццо решил активно заняться присоединением к России ингушских племён в верховьях реки Сунжи и укреплять Военно-Грузинскую дорогу. В рамках этих мероприятий, он с помощью сына Алхузура – Кучука переселяет на равнину некоторые галгаевские общества, чтобы они проживали в более доступных для военных частей местах. Согласно прошению, в начале XIX в. Кучук помогал организовывать переселение ингушей на земли, еще никем не занятые, лежавшие на правой стороне реки Камбилеевки по направлению к Чечне. В течение двух лет переселилось более 300 семей, которые сделали единовременные подарки Кучуку и его отцу за полученные ими земли.

Согласно П.А. Головинскому, переселение это состоялось «около 1810 года», когда «от Галгаевского общества, из аула Даршм, выселились 7 фамилий: Бекова, Мальсагло, Арчахова, Костой, Плиатова, Сульдигиатова, Гиритова, и поселились в Тарской долине, на р. Ангиш или Ингиш, впадающей в реку Камбилеевку» [2, с. 244-245].Кстати, в прошении, в качестве свидетелей правдивости указанных сведений, приводятся в т.ч. Мальсаговы: «Фамилия Мальсаг это знает и может старики из Назрановского племени все это скажут. Альты, Бурсак и Хунке Мальсаговы, как я думаю, подтвердят, что жалоба моя справедлива». В контексте исторической географии Ингушетии важно подчеркнуть, что в обоих источниках указаны представители общества Галгай [см. на данную тему:                10, 11].

В итоге в руках у сына Кучука – Мудара осталась вышеуказанная территория «между Мартаном, Аргуном и горою Хан-Кале»[4]. Эта земля, согласно прошению, «считалась нашею собственною так, что никто за нее не спорил и никто без позволения Мудара не мог на ней поселиться и работать». Однако в ходе всеобщего восстания чеченцев в 1840 г., названного в прошении «бунтом в Чечне», эта земля также оказалась в руках различных «чеченских фамилий».

Таким образом, при обращении к письменным источникам XIX в. подтвердилась большая часть сведений, приведенных Гуданатом Мударовым. В то же время, конечно же, не приходится сомневаться в том, что наверняка указанное прошение не избежало некоторой гиперболизации степени значимости предков автора документа, а также размеров их доходов. Однако, вместе с тем, мы приходим к выводу о том, что данный документ является в целом достоверным и весьма ценным источником по истории Малой Чечни, а также истории Ингушетии и отчасти Аварского нуцальства. Описывая события, происходившие с конца XVII в. по середину XIX в., данный документ представляет собой, своего рода фамильную хронику тейпа Агишпатой (Агишбатой).

Литература:

  1. Тотоев Ф.В. Общественный строй Чечни: вторая половина ХVIII в. – 40-е годы ХIХ века. Нальчик: ГП КБР «Республиканский полиграфкомбинат им. Революции 1905 г.», 2009. С. 374.
  2. Головинский П.А. Заметки о Чечне и чеченцах // Сборник сведений о Терской области. Владикавказ: Типография Терского областного управления, 1878. Вып. I. Отд. II. С. 241-260.
  3. Ипполитов А.П. Этнографические очерки Аргунского округа // Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис, 1868. Вып. I. Отд. III. С. 4.
  4. Айтберов Т.М. Древний Хунзах и хунзахцы. Махачкала: Даг. кн. изд-во, 1990. С. 165.
  5. Духаев А.И. Князья Турловы // Архивный вестник Архивного управления Правительства Чеченской республики. 2016. №3. С. 74-104.
  6. Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII – начале XX века. М.: Наука, 1974. С. 276.
  7. Тесаев З.А. Миграционные и урбанизационные процессы в ходе становления города Грозного // «Нана». 2017. №4. С. 28-35.
  8. Духаев А.И. Князья Турловы // Архивный вестник Архивного управления Правительства Чеченской республики. 2016. №3. С. 74-104.
  9. Сулейманов А. Топонимия Чечни. Грозный: ГУП «Книжное издательство», 2006. С. 712.
  10. Сампиев И.М. Кисты и Кистетия (Кистинское общество Горной Ингушетии) // Сборник научных статей Института социальных исследований ФГБОУ ВО «Ингушский государственный университет», Институт социальных исследований. Назрань, 2019. С. 165-174.
  11. Сампиев И. Аккинцы в Дарьяле и Армхинском ущелье: деконструкция исторического мифа // Кавказ и глобализация. 2014. Т. 8. № 3-4. С. 65-97.

Хапизов Шахбан Магомедович,кандидат исторических наук, Институт истории, археологии и этнографии Дагестанского федерального исследовательского центра РАН, г. Махачкала, Республика Дагестан, РФ.

References:

1.  Totoev F.V. Obshhestvenny`j stroj Chechni: vtoraya polovina XVIII v. – 40-e gody` XIX veka. Nal`chik: GP KBR «Respublikanskij poligrafkombinat im. Revolyucii 1905 g.», 2009. Pp. 374.

2.  Golovinskij P.A. Zametki o Chechne i chechenczax // Sbornik svedenij o Terskoj oblasti. Vladikavkaz: Tipografiya Terskogo oblastnogo upravleniya, 1878. Vy`p. I. Otd. II. Pp. 241-260.

3.  Ippolitov A.P. E`tnograficheskie ocherki Argunskogo okruga // Sbornik svedenij o kavkazskix gorczax. Tiflis, 1868. Vy`p. I. Otd. III.

4.  Ajtberov T.M. Drevnij Xunzax i xunzaxcy. Maxachkala: Dag. kn. izd-vo, 1990. Pp. 165.

5.  Duxaev A.I. Knyaz`ya Turlovy` // Arxivny`j vestnik Arxivnogo upravleniya Pravitel`stva Chechenskoj respubliki. 2016. №3. Pp. 74-104.

6.  Volkova N.G. E`tnicheskij sostav naseleniya Severnogo Kavkaza v XVIII – nachale XX veka. M.: Nauka, 1974. Pp. 276.

7.  Tesaev Z.A. Migracionny`e i urbanizacionny`e processy` v xode stanovleniya goroda Groznogo // «Nana». 2017. №4. Pp. 28-35.

8.  Duxaev A.I. Knyaz`ya Turlovy` // Arxivny`j vestnik Arxivnogo upravleniya Pravitel`stva Chechenskoj respubliki. 2016. №3. Pp. 74-104.

9.  Sulejmanov A. Toponimiya Chechni. Grozny`j: GUP «Knizhnoe izdatel`stvo», 2006. Pp. 712.

10. Sampiev I.M. Kisty` i Kistetiya (Kistinskoe obshhestvo Gornoj Ingushetii) // Sbornik nauchny`x statej Instituta social`ny`x issledovanij FGBOU VO «Ingushskij gosudarstvenny`j universitet», Institut social`ny`x issledovanij. Nazran`, 2019. Pp. 165-174.

11. Sampiev I. Akkincy v Dar`yale i Armxinskom ushhel`e: dekonstrukciya istoricheskogo mifa // Kavkaz i globalizaciya. 2014. T. 8. № 3-4. Pp. 65-97.

UDC 94 (470.67)

Khapizov Sh.M., Candidate of Historical Sciences,

Institute of History, Archeology and Ethnography of the Dagestan Federal Research Center of the Russian Academy of Sciences, Makhachkala,

Republic of Dagestan, RF


[1] Центральный государственный архив Республики Северная Осетия – Алания. Ф. 256. Оп. 1. Д. 7 (Записка члена Комиссии фон-Краббе о состоянии поземельного вопроса в Нагорном округе; прошения обществ и отдельных лиц о наделе их землей. 31.10.1863 – 8.01.1866). Л. 20-22об.

[2] Автор не уверен в правильном прочтении им текста, приведенного в квадратных скобках.

[3] Правый приток Терека, протекающий в основном по территории Пригородного района Северной Осетии.

[4] Ханкала – ныне поселок на восточной окраине Грозного.

Опубликовано:

Хапизов Ш.М. ИСТОЧНИК XIX В. («ФАМИЛЬНАЯ ХРОНИКА» ТЕЙПА АГИШПАТОЙ) ОБ ИСТОРИИ  ЗАСЕЛЕНИЯ МАЛОЙ ЧЕЧНИ В СВЕТЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ИНГУШЕТИИ, ЧЕЧНИ  И АВАРСКОГО НУЦАЛЬСТВА // ГУМАНИТАРНЫЕ И СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ КАВКАЗА ВЫПУСК VIII. Назрань. 2020. С. 290-298

Читайте также

Вышел в свет новый сборник статей Научно-исторического клуба "Кавкасион"