Древние дороги Ингушетии

22 ноября 2015     1 204     Время чтения ~8 минут

Еще несколько лет назад у меня возникла идея проследовать по старым путевым сообщениям горной Ингушетии и хотя бы кратко описать их. Путевые сообщения Ингушетии не исследованы. Дорог и троп в горной Ингушетии очень много: Солтий никъ, Ворда никъ, Къуй никъ, Г1алг1а-никъ, Шамиль-никъ, Кой-никъ, Барханой никъ и мн.др.), но большинство из них заброшены. Пройти по всем, конечно, у нас не получится, но по самым главным мы все же постараемся пройти.

Из плоскости в горную Ингушетию через Ассиновское ущелье можно попасть тремя дорогами:



Ч1ож-никъ (дорога по ущелью) пролегала вдоль русла Ассы, по дну ущелья, вверх по течению реки Асса. Она была довольно трудной, нужно было множество раз переходить реку.

Этот путь контролировали много крепостей, такие как Зен-г1ал, Эрш, Ц1орх, Датых (не путать с Даьттахе, в этом селении по некоторым данным жили Даьттахой, но опустело он в середине 19 века одновременно с Барт-босе). Зен-г1ал – это наблюдательная башня расположена на мысе на отроге Ц1ей-лоама, называемого Зенг1ал-дукъ. В этой башне никто не проживал.


На карте, составленной коллежским советником Павловским в 1889 г.

Вторая дорога «Къуй никъ» или «къейла никъ». Она проходит по г. Гя-лоам, по восточном стороне Ассиновского ущелья. По этой дороге гостей не водили, это были скрытая тропа, она также выходила к стене на восточном берегу Ассы в местечке «Г1алг1ай на1арге», к крепости «Г1алг1ай коашке».

26 апреля 2015 года мы прошли третье, древней арбной дорогой, которая выходит на равнину через Тарскую долину, и так и называется на ингушском языке — «Ворда-никъ», или иначе «Г1алг1ай-никъ».

Начали мы свой путь с прямого подъёма к сторожевой башне, контролировавшей в прошлом этот путь – Пхьи-г1ал («Пхьи-г1ал-баьре», «Пхьагал-баьре»- заячий всадник, «Пхьа болл баьре г1ал» — башня кровника). Из всех этих названий, учитывая расположение башни и, исходя из информации от старожилов, мы склоняемся к тому, что называется эта башня Пхьи-г1ал, что означает «Сторожевая башня». По утверждению информаторов, в прошлом все сторожевые башни так назывались, а за этой каким-то образом закрепилось в качестве названия. Возможно, в последующем ее занимал кровник, но на тот момент, когда этой дорогой уже не пользовались. Ведь она расположена прямо у стратегически важной в свое время дороги.

На данный момент сохранился участок стены, перекрывающий пещеру, он на известковом растворе. Стена очень массивная, толщиной около 1,3 мера.

От этого строения в прошлом шла узкая тропа (около 5-7 метров) к дверной арке другого помещения, сооруженного на скале. Сейчас она полностью обвалилась и добраться до этого помещения без особого инвентаря не представляется возможным.

Судя по следам от стены и многочисленным фрагментам строений у подножья скалы, в прошлом это была массивная застава.

Более того, мы склонны предполагать, что именно ее, а не Кхерате зарисовал в свое время Энгельгардт во время своего путешествия в «страну галга – ингушей». Данная зарисовка – это литография.

Мы постарались найти этот ракурс. Вот две фотографии на ваш суд.

Хотим обратить ваше внимание на задний фон, а также на тень. Данный комплекс мог находиться только на западной стороне Ассиновского ущелья. Возможно, Кхерате и Пхьи-г1ал соединялись между собой стеной, полностью перекрывая ущелье в самом узком его месте.

Энгельгардт также описал ее в своих заметках:

В узком месте долина запирается стеной, которая идет сверху вниз от западной отвесной скалы вплотную к Ассай, которая протекает между ней и крутым правым склоном. Только узкие ворота, защищенные башней, которая касается тропинки, разрешает доступ, в расширение позади стены, с которого начинается район галга. Старая крепость сейчас оставлена, но еще в хорошем состоянии, так что несколько опытных стрелков могут препятствовать проникновению значительной силы, так как к воротам можно приблизиться только следуя друг за другом. За стеной, на западной стороне высокой скалы, видно пещеру. В ней обитала девушка, которая была храброй и святой, туда еще и теперь время от времени предпринимаются паломничества.

Здесь он говорит уже о Девичьей башни.

И вот начался наш путь. Он был не маленьким, мы обогнули два отрога Ц1ей-лоама – Пане-лоам и, постепенно все выше и выше поднимаясь от реки по скалам, мы вышли к вершине горы Сугул-лоам.

Надо сказать, что дорога, по которой мы шли очень удивила меня. Она была довольно широкой и продуманной. На болотистых или песчаных участках ее поддерживали опорные стены, выложенные из камней, а в других местах она была высечена прямо в скалах.

Ворда никъ – это арбная дорога по горным склонам, которая далее переходит на предгорные участки и выходит на равнину.

Вскоре мы вышли в котловину под названием Фаьлке. О ней нам еще рассказывал старожил с Ангушт Даскиев Идрис.

Фаьлке – это впадина на вершине горы. Как нам сказали, сюда пригоняли отары овец на зимовье, поскольку, защищенная от ветров, эта лощина зимой бывает очень теплой. Как бы в подтверждение мы тут обнаружили 3 овчарни.

А также мы здесь обнаружили два массивных наскальных строения, перекрывающие пещеры. Этот комплекс называется Эршт (Аьршт, в русской транскрипции – Аршт, не путать с поселением Эрш, находившемуся у реки Асса ) и также был сигнально- оборонительным сооружением, и контролировали эту дорогу. Эти башни занимали Озиевы из Эгикала. Последним там жил Озиев Мус Темирханович в начале 20 века..

Чуть восточнее по склону находился хутор Нивель (инг.- Нивелишки). Мы не стали туда спускаться, так как нам сказали, что строений не сохранилось. В Нивель до депортации жили Аушевы. Достоверно известно, что в 1944 оттуда выселили две семьи: Аушева Исмаила Бердовича и Аушева Эльбеда.

С восточной стороны над нами все это время величественно нависала гора Гя-лоам, на вершине которой, как нам сказали проводники, находится святилище – Ерд.

Уставшие от своего пути, мы все же с надеждой стали вглядываться, надеясь в будущем посетить ее. Нам сказали, что добираться два дня.

Асса текла уже тоненькой ленточкой где-то там внизу.

Следующая наша остановка была на горе Сугул-лоам, там был некогда родник Сугул-хий, но сейчас мы его там, к сожалению, не нашли (пить нам очень хотелось, а вода закончилась).

Об этом месте пишет Иоганн Бларамберг, который прошел этой дорогой во время карательных экспедиции против ингушей 1830-х гг., в своем труде «Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа // Из военных воспоминаний». С. 427, М., 2005: «..отсюда мы вступили в ущелье, чтобы штурмовать лежащие напротив вершины Сугулам, поскольку здесь противник построил заграждения и собирался их защищать».

Берже также описывает этот путь в «Чечня и чеченцы» (Грозный, 1991, с. 34-35): «От г. Сугул-лам дорога начинает спускаться к реке Ассе (как раз, которой мы завершили в этот день свой путь – Д.Т.) чрезвычайно трудною тропинкою, по правой стороне дороги большие скалы, составляющие ребра г. Гял а с левой глубокий овраг, по которому с шумом и ревом стремится Асса. Спустившись к Ассе, дорога соединяется с тою, которая идет вверх по реке из бывшего Алкуна…».

Берже описывает несколько путей:

1. От Алкуна до «разв. Учхут» (Ушхорт);
2. «От Учхут до Сугулам. Эта дорога соединяется с дорогою, идущею из кр. Владикавказ через Тарскую долину»;
3. «От Сулулам до аула Хайрых на Ассе. Далее дорога идет крутым косогором и на 9-ой версте проходит р. Ах-ка и на 12–ой у моста встречается с дорогою, идущею из общества Кистинцев и Джейрахов во Владикавказ».

Вот и мы вышли к г. Ушхорт, называется по названию села Ушхорте. Здесь жили Полонкоевы, Балаевы, Оздоевы и др. Старожилы говорят, что селение было большое.

Отсюда нам открылся потрясающий вид на Тарскую долину. Но продолжать к ней путь мы не могли, т.к. до темна оставался только час.


Тарская долина — Таьрш-Аре

Мы вынуждены были спуститься по дороге (тоже очень старой), выходящей на Эрш, к Ассе. Спуск был самым сложным испытанием за этот день. Как только мы спустились к трассе, окончательно стемнело.

Далее по направлению к Тарской долине располагались селения: Йоархаче, Дакхаче, Ц1ичхе, Бужг1арте (или Божг1арте. О нем интересная статья есть у Дзараховой З.М-Т. Газета «Ингушетия» от 28.08.2014 № 128-131).

Об остальных селениях мы напишем позже.

Итак, из описаний путешественников и военных видно, что главная дорога от Владикавказа шла через Тарскую долину и далее в горную Ингушетию, в том числе и Армхинскую долину.

Безусловно эта дорога являлась стратегически важным объектом в свое время, и мы полагаем, чтобы сделать такую дорогу нужны были серьезные административные ресурсы. В последние несколько веков, как нам известно, у горных ингушей не было таких ресурсов. Дорога такого масштаба не могла быть проведена враждебными силами и не могла вести к враждебным племенам, следовательно, прокладывали ее к своим сородичам, которые, как мы полагаем, на тот период населяли равнину.

Путешественники 18-19 веков отмечают, что дорога уже на тот момент была в плохом и запущенном состоянии, а значит, она довольно старая. По информации местных старожил, для поддержания общественных дорог в хорошем состоянии, каждый год между тейпами бросался жребий. Фамилия, которой выпал жребий, несла ответственность за состояние той или иной дороги и оборонительных сооружений на ней в течение года.

На этой карте обозначен наш маршрут. Красной толстой линией наш путь по основной дороге — Ворда-никъ, тонкой красной- наш спуск к ущелью.

Хочу добавить, что именно эта дорога и в наше время снова послужила артерией жизни, по ней спасались мирные жители году от русско-осетинской агрессии в пригородном районе в 1992 году.

На этом фото изображен участок этой дороги.

Танзила Дзаурова

Читайте также

ГIард-гIала тейпа ЦIечой
Неизвестные архитектурные памятники Ингушетии: храм "Таргим - 2"
Забытый стражник Зем-гIала в Ассиновском ущелье