Ингушский Владикавказ (Буро)

26 октября 2019     340     Время чтения ~21 минута

Абдулазис Яндиев, политолог, гор. Малгобек.

         В 1784 году, для соединения Кавказской линии с Грузией, построена отрядом войск крепость у Терека, при входе в ущелье Кавказских гор, около ингушского урочища  Заур,  и  названа  Владикавказом.  В том же году крепость снабжена 12-ю пушками, а в следующем 1785 г., по именному указу Императрицы Екатерины от 9 мая, выстроена во Владикавказе православная церковь. В скором времени в окрестностях его поселились спустившиеся с гор осетины. В исходе 1788 года Владикавказ и прочие укрепления, устроенные для сообщения с Грузией, были оставлены и поселившиеся при крепости осетины, теснимые кабардинцами, снова ушли в горы…    

        В 1860 году  (31 марта)  Владикавказ переименован в город, а в 1863 г. сделан областным городом. (1)

         Так начиналась история ингушского города Владикавказ, который в этом году праздновал свое 235-летие, история богатая знаковыми событиями, в том числе и трагическими, известными личностями, прославившими своими героическими поступками этот прекрасный город. К сожалению, столь насыщенная и богатая история Владикавказа очень бедно освещена в ингушской ее части. Попытки авторов книг об этом городе, исключить ингушскую составляющую, не делает им чести, т.к. этим самым искажается настоящая история Владикавказа, она становится не только неполноценной, но и односторонней.

         В настоящей работе сделана попытка  тезисно  пройтись по ингушской части истории Владикавказа, частично восполняя тем самым подлинную историю этого уникального города.

         В марте 1888 года Терская область была разделена на 4 отдела с казачьим населением и 4 округа с горским населением. В Сунженский казачий отдел входила территория, занимаемая шестидесятитысячным населением ингушей. Систематические стычки и рознь казаков и ингушей вынудила Главнокомандующего войсками Кавказского военного округа Генерала-Адъютанта графа Воронцово-Дашкова издать распоряжение в августе 1905 года об образовании особого Ингушского округа под названием «Назрановский». Свое решение он объяснил следующими соображениями: «Выделение ингушей из состава Сунженского отдела произведено вследствие нерационального устройства управления этим народом; семнадцатилетнее  существование объединенного управления казаками и ингушами  доказало  с  полною  очевидностью, что  администрация Сунженского отдела, имея на своем попечении многотысячное казачье население, не в состоянии управлять шестидесятитысячным ингушским племенем, и в результате вся функция власти атамана отдела по отношению к ингушам  сводилась лишь  к  ограждению  казаков от преступлений со стороны их соседей; даже при наличии вполне объективного отношения к инородческому населению, администрация отдела, состоящая почти исключительно из казаков, естественно больше заботилась и вникала в нужды станиц, чем ингушей. Такое положение вещей, подрывая постепенно авторитет правительственной власти в глазах ингушей, само собой толкало их на преступления, что, в свою очередь, вызывало необходимость в принятии против ингушей ряда репрессивных мер; в отношении же поднятия культурно-экономического состояния этого народа за истекшие 17 лет  ничего не было сделано, вследствие чего ингуши сравнительно сильно отстали от своих соседей: осетин, чеченцев и кабардинцев.

         Упразднение существовавшего до 1888 года Отдельного управления ингушами и включение их в состав Сунженского отдела, совершившиеся без всякого соображения с мировоззрением и условиями жизни этого племени, было крупной ошибкой.

         Возвращение к старому порядку, т.е. упразднение вновь учрежденного Назрановского округа, было бы повторением той же ошибки, так как нельзя жертвовать благосостоянием целой народности, ради сравнительно незначительного расхода.

         По донесению начальника Терской области, со времени учреждения Назрановского округа положение вещей резко изменилось; так, например, среди ингушей заметно сократилось число преступлений; накопившиеся годами недоимки государственных окладных платежей по настоящее время внесены почти безнедоимочно  (в одном 1907 г. поступило около 100.000 р. недоимок); ингушский народ стал более дисциплинированным, покорным и выказывает явно стремление идти по пути прогресса и мирной культуры, и, наконец, в период революционного движения в области, когда движение это коснулось многих разнородных элементов населения, ингуши остались непоколебимо верными и преданными Царю и Отечеству.

         Таким образом, учреждение нового Назрановского округа, за короткое время его существования, возымело на ингушей весьма благотворное влияние в смысле введения среди них гражданственности.  При  наличности этого факта, представляется целесообразным и необходимым сохранить Назрановский округ и на будущее время, так как в противном случае, т.е. при обратном подчинении ингушей управлению Сунженского отдела, не только затормозится культурно-экономическое развитие ингушского племени, но вновь создастся  обширная почва для проявления векового антагонизма между казаками и ингушами, что, конечно, не в интересах Правительства…

         Что же касается вопроса об источнике, из которого до сего времени производился и разрешено производить расходы на содержание Назрановского округа, то наличное состояние  аробных  сумм едва ли позволит содержать управление округа долее одного года…».(2)

         Далее, по внесенному военным  министром вопросу  комиссией законодательных предложений был представлен доклад об образовании в Терской области Назрановского округа, в который, кроме изложенных выше доводов, было добавлено, «что уполномоченные ингушских обществ Назрановского округа определенно указали, что, при состоянии ингушей в ведении администрации Сунженского отдела, администрация эта проявила свою деятельность только в полицейско-административном отношении, подчас весьма суровыми мерами; в области же просвещения ингушского племени и забот о его благосостоянии администрацией ничего не было сделано, чем и можно объяснить те кражи и грабежи, которые, по словам администрации, совершаются ингушским народом. С учреждением Назрановского округа, положение вещей в самое короткое время стало изменяться и у ингушей явилась надежда, что их нужды будут выяснены и будут приняты меры  к улучшению их существования, как залог, если не прекращения, то,  во всяком случае, уменьшения разных преступлений, и действительность показала, что со времени учреждения Назрановского округа на ингушей не было наложено ни одного штрафа, и что число преступлений уменьшилось, несмотря на общее неспокойное  состояние всего государства…

         Вполне согласившись с предложениями Военного Министра об учреждении особого Назрановского округа, комиссия остановилась лишь на вопросе об источнике, из которого до сего времени производился расход на содержание  Назрановского округа. Наличное  состояние  аробных сумм едва ли позволит содержать управление округа далее одного года, т.е. истекшего 1908 г., вследствие чего  было бы более правильным расход, всего в сумме 17.171 р.,  уже с 1-го января 1909 г. Отнести в количестве  80% на средства казны и 20% на средства общего войскового капитала Терского казачьего войска, несмотря на то обстоятельство, что утверждение сего округа в законодательном порядке последует несколько позже сего срока…». (3)

         Далее комиссия законодательных предложений  приводит свой вариант проекта Закона об образовании Назрановского округа, где основное внимание отводится на расходы по содержанию создаваемого округа.

Итогом четырехлетнего титанического труда  всех заинтересованных в этом деле людей явился Закон Государственного Совета и Государственной Думы «Об образовании в Терской области Назрановского округа» от 10 июня 1909 года следующего содержания:                                                                                          «I.Образовать в 1909 году в Терской области из 2 и 3 участка Сунженского отдела, а равно из наделов селений Сагопш, Пседах и Кескем, 1 участка сего отдела, со всеми подчиненными им в административно-полицейском отношении хуторами и поселками, новый Назрановский округ.

II. Включить прочие (малокабардинские) селения 1 участка Сунженского отдела, со всеми причисленными к ним хуторами и поселениями, в состав Нальчикского округа, Терской области.

   III.Образовать управление Назрановского округа и горский словесный суд в этом округе в том составе, какой определен для общего управления округов Терской области  Высочайше утвержденным, 21 марта 1888 года (П.С.З. № 5077), штатом управления Кубанской и Терской областей, с исключением должностей ветеринарных врача и старшего фельдшера.

   IV. Назначить местопребыванием управления Назрановского округа местечко Назрань.

    V.В изменение и дополнение Высочайше утвержденного, 21 марта 1888 года (П.С.З. № 5077), штата управления Кубанской и Терской областей постановить:

      1. Учредить в Терской области одну должность участкового начальника, на одинаковых с существующими должностями основаниях.

      2. Упразднить в Сунженском отделе должность младшего помощника атамана и горский словесный суд.

     3. Увеличить суммы, отпускаемые на канцелярские расходы горских словесных судов в округах Терской области на 320 рублей в год.

    VI. Отпускать из средств государственного казначейства, начиная с 1909 года, на покрытие вызываемого означенными о отделах III и V мерами расхода по семнадцать тысяч сто шестьдесят один рубль в год, с возмещением части этого расхода, в сумме трех тысяч четырехсот тридцати двух рублей в год, из общего войскового капитала Терского казачьего войска.

           Председатель  Государственного  Совета       М. Акимов». (4)

         Как показали последующие события, этот Закон стал началом изнурительного бумаготворчества по полноценному достижению поставленной цели, т.е. практической реализации его. Обеспечить решение 4-го и последующих пунктов оказалось невозможным. В местечке Назрань не нашлось подходящих помещений для обеспечения размещения органов управления вновь созданного округа. Кроме того, отсутствовало жилье для предоставления служащим. И тогда Военный Министр принял единственно верное решение – за полным отсутствием в местечке Назрань свободных казенных зданий и даже частных квартир, управление Назрановского округа в 1909 году было перемещено в город Владикавказ, но не узаконено до 1913 года.

         С целью узаконить данное решение, Военный Министр Сухомлинов 9 марта 1913 года пишет обращение в Государственную Думу о временном помещении управления Назрановского округа в городе Владикавказе,  в котором, изложив краткую историю возникновения вопроса, переходит к сути проблемы: «…Ввиду изложенного, представляется необходимым впредь до постройки в местечке Назрани зданий для управления Назрановского округа удовлетворить чинов сего управления квартирными деньгами по месту их жительства в г. Владикавказе, по окладам, установленным для сего города, а не по местечку Назрани, со времени перевода названного управления в вышеупомянутое местечко, т.е. с 25 февраля  1909 года.

         Для удовлетворения чинов сего управления квартирными деньгами с 1909 года по 1913 год потребуется… единовременный расход в 3.475 руб, и затем ежегодный – в сумме 821 руб. в год.

         Меру эту  предполагается осуществить в течение года утверждения настоящего узаконения за счет остатков по смете Военного Министерства, а в случае недостаточности оных, отнести на общие по государственной росписи сбережения.

         В виду изложенного и согласно положениям Военного Совета 1 декабря 1922 года и 31 мая 1912 года и статье 86 основных законов изд. 1906 года – испрашивается:

I. Временно, впредь до постройки в местечке Назрани зданий для     управления  Назрановского округа и его чинов, назначить местопребыванием сего управления город Владикавказ.

II. Чинов управления Назрановского округа удовлетворять квартирным довольствием из окладов по городу Владикавказу, впредь до постройки в местечке Назрани указанных в отд.  I  зданий.

III. Потребный на указанную надобность (отд. II.) единовременный расход за период времени с 1909 – 1913 г. в сумме 3475 р. отнести на остатки по смете Военного Министерства 1913 г., а в случае недостаточности оных, на общие по государственной росписи сбережения, с возмещением части сего расхода в сумме 695 руб. из сумм Терского казачьего войска.

     IV. Расход, потребный на указанную надобность  (отд. II.), с 1 января 1914 г. по 821 руб. в год в дополнение к сумме, отпускаемой ныне на содержание управления Назрановского округа, испрашивать  установленным порядком из средств государственного казначейства, с возмещением части этого расхода по 164 руб. в год из сумм Терского казачьего войска».  (5)

      К обращению приложен подробный расчет необходимых сумм на содержание управления Назрановского округа в местечке Назрань и городе Владикавказ, приведена сравнительная ведомость квартирным деньгам чинов управления Назрановского округа с указанием наименований должностей и расходов на них.  Однако,  более чем полгода пришлось в последующем доказывать необходимость принятия Закона  с целью правового урегулирования данного вопроса.

      Наконец, 20 декабря 1913 года  был принят Закон Государственного Совета и Государственной Думы «О временном назначении г. Владикавказа местопребыванием управления Назрановского округа Терской области», который гласит:

        «Назначить временно город Владикавказ местопребыванием управления Назрановского округа Терской области, впредь до обеспечения этого управления помещением в местечке Назрань, но не долее 1 января 1917 года, и удовлетворять впредь до указанного срока чинов управления Назрановского округа квартирным довольствием из окладов по городу Владикавказу.

     Председатель Государственного  Совета          М. Акимов».  (6)

      Вскоре военным ведомством стал управлять новый министр. Срок пребывания управления Назрановского округа подходил к концу, а условия для перемещения органов управления в Назрань не только не были созданы, но не было даже положено начало этой работе. И вот, 10 июня 1916 года, Военный Министр Шуваев пишет уже новое отношение в Государственную Думу о продлении действия Закона «О временном назначении города Владикавказа местопребыванием управления Назрановского округа», объясняя это тем, что «…В настоящее  время, хотя проекты и сметы на постройку зданий для означенного управления и утверждены, но ввиду повышения цен на строительные материалы и рабочие руки, не представилось возможным ни сдать эту постройку в подряд с торгов, ни выполнить ее хозяйственным способом по сметным ценам, а потому является необходимым эту постройку отложить до окончания военных действий.

      Ввиду сего и принимая во внимание, что на осуществление этой постройки после окончания военных действий потребуется не менее 2-х лет, представляется необходимым испросить в законодательном порядке разрешение на продление действия вышеозначенного закона 20 декабря 1913 года с 1 января на указанный срок.

      Ввиду изложенного и на основании положения Военного Совета 28 апреля 1916 года и ст. 86   Осн. Зак.  Испрашивается:

      Назначить город Владикавказ местопребыванием управления Назрановского округа, Терской области, впредь до истечения двухлетнего срока со дня воспоследования высочайшего повеления о приведении армии на мирное положение.

      Военный  Министр, генерал от инфантерии   Шуваев».  (7)

      В ответ на это Отношение Военного Министра, Государственной Думой был подготовлен и представлен проект закона на заключение в комиссию законодательных предложений, которая в свою очередь одобрила следующий измененный вариант Закона:   

       «I. Назначить временно, сроком с 1 января 1917 года по 1 января 1920 года город Владикавказ местопребыванием управления Назрановского округа Терской области и удовлетворять впредь до указанного срока  чинов управления  Назрановского округа квартирным довольствием из окладов по городу Владикавказу.

II. Отпустить в 1917 году из средств государственного казначейства восемьсот двадцать один рубль на покрытие вызываемого означенное в отделе  I  мерою расхода».  (8)

Не успели законодатели довести этот вопрос до принятия Закона, как поменялся опять Военный Министр.  Волею судьбы  последний Министр стал одновременно и Председателем Временного Правительства, он и  поставил точку в этом вопросе, приняв 15 сентября 1917 года окончательное решение в виде Постановления Временного Правительства «О временном назначении города Владикавказа местопребыванием управления Назрановского округа»:

  1. Назначить гор. Владикавказ местопребыванием управления Назрановского округа, Терской области, с 1 января 1917 г., впредь до истечения двухлетнего срока со дня воспоследования распоряжения о приведении армии на мирное положение.
  2. Расход, вызываемый означенною в 1 отделе мерою, в сумме по восьмисот двадцати одному рублю в год, относить на средства государственного казначейства.
  3. Отпустить Военному Министерству, по Главному Штабу, из наличных средств государственного казначейства восемьсот двадцать один рубль, на расходы, вызываемые означенною (отдел 1) мерою в 1917 году,  взамен кредита, занесенного в равной сумме на ту же надобность, к условному отпуску, в проект государственной росписи на 1917 год».  (9)

       Из этих многочисленных документов видно, что Владикавказ, пусть даже временно, но зато официально был центром Назрановского округа, а после преобразования  его в Ингушский округ, сохранил за собой этот статус, в  то время, как центром Осетинского округа и области он не был.

      Следует обратить внимание еще один очень важный момент в этом вопросе. Из более двадцати документов, посвященных теме размещения органов управления Назрановского округа в местечке Назрань или в городе Владикавказ, ни в одном нет политической составляющей, а только экономическая.  Во всех этих документах черным по белому проходит мысль, что размещение округа  требует расходов и времени, где бы он не располагался. Следовательно, нахождение округа во Владикавказе также естественно, как и если бы он был размещен в местечке Назрань.

В завершении этой части истории ингушского Владикавказа, стоит сказать,  что  с  августа  1905  года по 1920-й  год,  Назрановский округ законодательно располагался в этом городе. К этому времени военные действия еще не были прекращены  и  не начата работа по обустройству уже Ингушского округа «в местечке Назрань»,  следовательно,  Владикавказ так и остался законодательно установленным центром Ингушского округа на тот момент бессрочно. И в связи с падением царизма и установлением советской власти на Северном Кавказе, и образованием Горской АССР,  куда входила Ингушская автономный округ,  Владикавказ сохранил за собой право не только  административного, но и  культурного,  экономического,  социально-политического центра Ингушетии.

Следующим  документом,  установившим столицей  Ингушской автономной области  город  Владикавказ,  является  постановление  ВЦИК от 7 июля 1924 года   «Об упразднении Автономной  Горской  Советской  Социалистической Республики и расчленении его по национальному признаку на две автономии — Северную Осетию и Ингушетию, на автономную административную единицу – Сунженский  округ с  правами  Губернского  Исполнительного комитета,  выделении  города  Владикавказа  в  самостоятельную административную единицу»,  где  в  частности  говорится:

«В согласии с волеизъявлением народностей,  населяющих  Горскую Советскую Социалистическую Республику, и ,  в  целях  скорейшего развития классового самосознания национальностей, входящих в состав Автономной Горской Советской Социалистической Республики, а также в целях наиболее широкого вовлечения трудящихся масс республики в дела советского государственного управления,  Всероссийский Центральный Исполнительный комитет, в отмену своего декрета от 20 января 1921 года о Горской Автономной ССР (Собр. УК, №6, с.41) постановляет:
         1.Автономную  Горскую  Советскую  Социалистическую   Республику  упразднить,  расчленив  её по национальному признаку на две автономные области — Северную Осетию  и  Ингушетию, на автономную административную  единицу — Сунженский округ и, выделив город  Владикавказ,  в самостоятельную административную единицу.

 2.Автономные области  Северная  Осетия и Ингушетия входят в состав Российской  Социалистической  Федеративной  Советской  Республики и имеют свой  административный центр  в  гор.  Владикавказе…».(10)

          Вскоре, успешно развивавшаяся на начальном этапе молодая Ингушская Автономная область получила  неожиданный удар —  Северо-Кавказский крайком ВКП (б), 13 октября 1928 года после доклада секретарякрайкома партии Андрея Андреева принял следующее постановление: «Учитывая тот факт, что за период с момента образования национальных областей мы имеем значительные успехи советского строительства и укрепления органов Советской власти во всех национальных областях, и, с другой стороны, стоя перед задачей их дальнейшего культурно-политического и хозяйственного развития, считать необходимым присоединение города Владикавказа к Северо-Осетинской национальной области. Для разработки практических мер, вытекающих из этого постановления, образовать комиссию под председательством товарища  В. Иванова (секретарь крайкома ВКП (б) – А.Я.),  которой поручено исходить из необходимости быстрейшего проведения реорганизации, дабы обеспечить бесперебойную работу местных органов.(11)
         Как видим, аргументацией в пользу данного постановления руководители краевой парторганизации себя не утруждали. Нет ни малейшего упоминания о том, что город Владикавказ основан на ингушских землях, что город находится в окружении десятков ингушских сел, образующих Пригородный район, нет даже упоминания, что город Владикавказ – столица Ингушской автономной области, никто не спросил даже мнения ингушского народа, за счет чьих интересов крайком ВКП (б) намерен удовлетворить аппетиты осетин.

Для ингушей власти придумали оригинальную формулировку: «Учитывая также интересы Ингушской автономной области, считать необходимым для внимательного рассмотрения вопросов, связанных с обеспечением этих интересов, образовать комиссию, которой поручить разработать в двухнедельный срок в этом направлении ряд мероприятий».(12) 

Наибольшая ответственность в решении этого тяжелейшего вопроса лежала на секретаре Ингушского обкома, члене ЦИК СССР Идрисе Зязикове, благодаря которому ингуши на этот раз сумели отстоять город: ЦК ВКП (б) отменил решение крайкома партии «во избежание недовольства и трений между осетинскими и ингушскими народами». Это была победа, которая, к великому сожалению, обернулась для семьи  И. Зязикова  трагедией.  Сталин  не простил ему противостояния бредовой идее селективного покровительства осетинам за счет ингушей.       Позже И. Зязиков был репрессирован, после нечеловеческих пыток убит в Грозненской тюрьме и похоронен на окраине Грозного в Тыртовой роще.
         Проиграв первое сражение по захвату Владикавказа, осетинские руководители начали готовиться к новому наступлению с неожиданной стороны: Осетия приступила к реализации ранее разработанного плана объединения Чечни и Ингушетии в одну автономию, что намного облегчало задачу вытеснения ингушей из Владикавказа. Ингуши тогда даже не предполагали, что за Владикавказом позже последует и вся Ингушетия, включая и Пригородный район.

И этот ход осетин  И. Зязиков разгадал и сделал все возможное, чтобы не допустить упразднения Ингушской автономии, и добился отсрочки рассмотрения вопроса об объединении Чечни и Ингушетии.

Еще до постановления бюро Северо-Кавказского крайкома ВКП (б) от 13 октября 1928 года, И. Зязиков и Булат (секретарь Чеченского обкома ВКП (б) — А.Я.)  сделали сообщение на бюро крайкома об объединении Чечни и Ингушетии, в результате чего было принято постановление: «Считать вопрос о соединении Чечни и Ингушетии на ближайший период преждевременным. В соответствии с этим предложить Чеченскому и Ингушскому обкомам рассмотреть этот вопрос и разъяснить среди членов партии. Поручить АПО (агитационно-пропагандистский отдел крайкома партии — А.Я.)  в месячный срок обследовать работу Национального Совета в области развития национальной культуры вообще и,  в частности, проведения  объединенной работы по национальной культуре в Чеченской и Ингушской  областях. Признать необходимым по окончании  проработки созвать заседание работников из национальных областей для обсуждения этого вопроса и рассмотрения его в Национальной комиссии».(13)

И осетины, и сталинский порученец А. Андреев по осетинским делам прекрасно понимали трудность решения вопроса с объединением Чечни и Ингушетии, открывавшим путь к вытеснению ингушей из Владикавказа, пока Ингушетией руководит И. Зязиков, противник такого объединения. Он не был нужен, ибо мешал осуществлению коварных планов против ингушей. И его освобождают с поста секретаря Ингушского обкома ВКП (б) и направляют на курсы марксизма-ленинизма  ЦК ВКП (б), а затем арестовывают с последующим физическим устранением. Путь к захвату Владикавказа был свободен, чем не преминули воспользоваться соседи ингушей – осетины. 

В сентябре 1931 года город Владикавказ был переименован в  Орджоникидзе, а  20 июня 1933 годапостановлением Президиума ВЦИК РСФСР город Орджоникидзе с 1 июля 1933 года был включен в состав Северо-Осетинской автономной области,  на  этот раз атака осетин на город Владикавказ завершилась для них успешно.

         Даже после этого нормативно-правового акта «ингушскость» города Владикавказ сохранялась наличием там принадлежащих ингушскому народу предприятий промышленности, зданий, сооружений, проживанием в нем значительной части ингушского населения. И только антигуманным актом о выселении чеченцев и ингушей  в 1944 году Сталину удалось,  на долгие 13 лет,  исключить  из  истории  Владикавказа  ингушскую  составляющую.

     Из  вышеизложенного  можно  сделать  следующие  выводы:

  1. Крепость Владикавказ заложена на месте ингушского селения  Заурово, о чем  имеется достаточное  количество неопровержимых  источников.
  2. История Владикавказа неразрывно связана с историей ингушского народа.
  3. Нельзя в угоду каким-то узко местническим и конъюнктурным интересам искажать историю Владикавказа, исключая из нее ингушскую составляющую.
  4. Недопустимо воспитывать молодежь и школьников на  лжеистории, написанной  на основе  недостоверных  материалов.
  5. Пора  наконец написать правдивую историю богатейшего на события и интересных людей  прекрасного города  Владикавказ.

          Список  использованной  литературы  и  источников

 1.Кавказский календарь на 1897 год. Тифлис. 1896. С. 417-418.

 2.История Владикавказа (1781-1990). Сборник документов.  Владикавказ. 1991.  С. 268-269.

 3.Там же, с. 272-273.

 4. Там же, с. 274.

 5. Там же, с. 287-288.

 6. Там же, с. 304.

 7. Там же, с. 314.

 8.Там же, с. 316.

 9. Там же, с. 329.

 10. Яндиев А.Д.  Владикавказ.  Неизвестные  страницы  истории  города.   Магас. 2004. С.12.

 11. Центр документации новейшей истории Ростовской области (ЦДНИ РО), Фонд (Ф.) 7, опись (оп.) 1, дело (д.) 696, лист (л.) 1.

 12. Там же.

 13. Там же, д. 510, лл. 3-4.

Читайте также

«Враги народа… Какие ж вы враги?!»
Прошло больше четверти века - "а воз и ныне там"! 1992 год: причины
История одного плаката о наболевшем